(Viperidae) Семейство Випериды, Гадюки, Гадюковые змеи, Виперовые змеи, Family Viperidae


Жизнь животных. Том 4. Часть 2. Земноводные, пресмыкающиеся  Под редакцией профессора А.Г.Банникова 1969 г.

ПОДОТРЯД ЗМЕИ (OPHIDIA, ИЛИ SERPENTES)
         Змеи — одни из самых своеобразных существ на земле. Их необычный внешний вид, оригинальный способ движения, многие замечательные особенности поведения, наконец, ядовитость многих видов — все это издавна привлекает внимание и вызывает живой интерес у людей. У самых различных народов земного шара сложено множество легенд, сказок и мифов о змеях. Все эти фантазии, подкрепленные подчас безотчетным суеверным страхом перед змеями, так тесно переплелись с действительными фактами, что многие «правдивые» рассказы о змеях бывают гораздо фантастичнее любых мифов. Изучение змей постепенно разоблачает легенды и в то же время открывает новые замечательные черты в строении и образе жизни этих животных.
         На первый взгляд кажется, что змей легко отличить по внешнему облику от всех других пресмыкающихся. Действительно, они имеют длинное, лишенное ног туловище, одетое чешуей, глаза их всегда покрыты прозрачной кожистой оболочкой, у них отсутствует наружное ухо. Однако все эти черты строения могут встречаться также у различных ящериц. Ящерицы и змеи — близкородственные животные, поэтому их относят лишь к разным подотрядам внутри общего о тряда чешуйчатых (Squamata). Есть такие «промежуточные» семейства, по поводу которых ученые до сих пор сомневаются, куда относить их — к змеям или к ящерицам. Около тридцати признаков внешнего и внутреннего строения отличает змей от яшериц, но почти все они «как исключение» встречаются и у последних. Таким образом, только по комплексу всех этих отличий можно достоверно разделить два подотряда чешуйчатых пресмыкающихся.
         В строении черепа змей мы находим наиболее характерные и устойчивые признаки этих животных, отличающие их от ящериц. Они обеспечивают исключительную растяжимость рта змей, что позволяет им заглатывать целиком добычу, которая значительно толще их тела. Кости лицевой части черепа змей подвижно соединены между собой, а нижняя челюсть подвешена к черепу на сильно растяжимых связках. Эластичная связка соединяет также правую и левую половины нижней челюсти. Кроме того, мозг змей целиком заключен в костную капсулу, и межглазничная перегородка не развита.
Семейство Гадюковые (Viperidae)
         По сложности и совершенству строения ядозубной аппарат гадюковых (вместе с ямкоголовыми змеями) достигает высшей ступени эволюции. Верхнечелюстная кость гадюковых настолько укорочена, что длина ее оказывается меньше высоты. Замечательно, что эта кость, несущая ядопроводящие клыки, может вращаться вокруг поперечной оси примерно на 90°. Верхнечелюстная кость сзади подвижно связана с длинной и тонкой поперечной костью, а вверху — с предлобной.
         В обычном положении поперечная кость оттянута назад, верхнечелюстная кость повернута верхней стороной вперед, а нижней — назад. Ядовитые зубы при этом расположены горизонтально, как бы в лежачем положении и их концы направлены назад. Перед укусом поперечная кость выдвигается вперед и толкает верхнечелюстную, которая при этом вращается, так как верхний ее конец удерживается предлобной косточкой. Ядовитые клыки, сидящие на нижней стороне верхнечелюстной кости, описывая дугу, выдвигаются вперед и встают вертикально.
         Такой великолепный механизм позволяет гадюковым иметь ядовитые клыки значительной длины, которые могут помещаться в закрытой пасти только в лежачем положении. Обыкновенная гадюка при длине тела всего около 60 см имеет клыки длиной 0,5 см, а у полутораметровой габонской гадюки клыки достигают длины 3—4 см. Если бы такие клыки были неподвижно закреплены, то змея не могла бы закрыть рот, не повредив себе нижнюю челюсть.
         Ядовитые клыки снабжены ядопроводящим каналом, который открывается на передней поверхности зуба вблизи конца. Этот канал лежит глубоко в толще зуба, и передняя поверхность зуба над каналом гладкая.
         На каждой верхнечелюстной кости имеются 1—2 крупных ядовитых клыка и, кроме того, 3—4 более мелких зуба-заместителя. Один из двух крупных клыков — это уже выросший зуб-заместитель, готовый заменить основной клык. Помимо утраты клыков при травмах, обламывания их при неудачном укусе, происходит естественное периодическое выпадение зубов, сопровождающееся заменой их очередными зубами-заместителями.
         Крупная ядовитая железа связана с верхней челюстью извилистым протоком. Эти изгибы протока позволяют верхней челюсти вращаться, не создавая натяжения протока, так что яд всегда может беспрепятственно проходить по нему. Из протока яд попадает в складки слизистой оболочки, облегающие верхнечелюстную кость, и уже оттуда в зубной канал.
         Вращение верхнечелюстной кости и постановка клыков в боевую позицию отнюдь не связаны автоматически с открыванием рта. Мускулы, открывающие рот и двигающие ядозубной аппарат, действуют вполне независимо. Так, можно нередко наблюдать, как гадюка после нанесенного укуса разевает пасть и движениями челюстей «укладывает» сдвинувшиеся при укусе связки и кости. При этом она слегка отводит клыки и затем прикладывает их к нёбу, все еще держа пасть открытой.
         На верхней челюсти у гадюковых расположены только ядовитые клыки и их заместители. Мелкие неядовитые зубы имеются на нёбных, крыловидных и нижнечелюстных костях. Эти зубы действуют при заглатывании жертвы, продвигая ее в глубь пасти.
         Голова гадюковых змей округло-треугольной формы, с притуплённым носовым концом и сильно выпирающими вбок височными углами (здесь находятся парные ядовитые железы). На верхнем конце носа, между ноздрями, у некоторых видов имеются одиночные или парные выросты, образованные чешуйками. У других видов подобные выросты, как маленькие рожки, торчат над глазами. Щитки, покрывающие голову, у большинства гадюковых мелкие, неправильной формы или же совершенно сходны по форме с чешуей туловища. Лишь у земляных и жабьих гадюк весь верх головы покрыт крупными правильными щитками. Эти виды считаются самыми примитивными среди гадюковых, так как крупные щитки головы типичны для более древних змей — ужеобразных и аспидовых. Также и у некоторых видов настоящих гадюк (например, у степной и обыкновенной гадюки) мелкие щитки перемежаются с крупными, правильными щитками. Поэтому названные виды следует рассматривать как более примитивные среди гадюк рода Vipera.
         Глаза гадюковых змей небольшие, с вертикальным зрачком. Над глазами обычно выступает небольшой валик, образованный надглазничными чешуями. У крупных и старых особей этот валик особенно хорошо развит и заметно выдвинут вбок над глазом. Это придает глазам гадюковых серьезное, сосредоточенное и даже злобное выражение.
         Голова гадюковых обычно отделена от туловища резким шейным перехватом. Тело очень короткое и толстое, особенно в средней части. К заднему отделу оно резко суживается и переходит в короткий тупой хвост. Такое укорочение и утолщение тела влечет за собой изменение в количестве чешуй, покрывающих туловище. Число поперечных рядов чешуй (от головы до хвоста) сильно уменьшено, зато продольных рядов чешуй (вокруг туловища) у гадюковых очень много (от 19 до 39 у разных видов). Чешуя снабжена резкими продольными ребрышками.
         Окраска гадюковых разнообразна, однако выделяются три типа: зеленая окраска древесных гадюк, песчано-бурая окраска с расплывчатым рисунком у пустынных обитателей и яркая, контрастная расцветка с геометрическим рисунком у наземных гадюк, живущих, как правило, в лесах. Все три типа окраски, включая и контрастную, в природных условиях прекрасно скрывают змей на фоне субстрата и, таким образом, являются покровительственными. У гадюк не встречается отпугивающая или предупреждающая окраска, столь характерная для многих аспидовых, когда все тело или отдельные части имеют яркий рисунок, выделяющийся на фоне субстрата и обычно выставляемый напоказ, чтобы отпугнуть врага. Гадюковые никогда не предупреждают прохожего демонстративной позой или шипением, стараясь остаться незамеченными. Если же при этом случайно наступить на змею, она сразу кусается.
         Семейство гадюковых включает 10 родов (58 видов), распространенных по всей Африке, в Европе и в Азии. Центр возникновения и расселения гадюковых, очевидно, находится в Центральной Африке. Об этом свидетельствует присутствие здесь наиболее примитивных форм (Causus atractaspis), а также исключительное видовое разнообразие (35 видов!): 11 видов обитают в Южной Африке, а на севере материка встречается всего лишь 7 видов. В Европе распространено также 7 видов, из них — 2 только на крайнем юго-востоке. В западных районах Азии фауна гадюковых довольно богата (до 14 видов), но быстро обедняется к востоку, и в Юго-Восточной Азии обитают лишь 2 вида, из них один очень редкий и с ограниченным ареалом. В Европе гадюковые проникают на север до 67° с. ш., в Азии — примерно до 61° с. ш. (в обоих случаях только один вид — обыкновенная гадюка). Дальше всех на восток заходит эта же гадюка — до острова Сахалин. В Юго-Восточной Азии также только один вид (цепочная гадюка) распространен за пределами материка — на острове Тайвань, на Восточной Яве и на островах Флорес, Комодо и нескольких более мелких. Таким образом, в Восточной Азии гадюковые представлены 1—2 видами, а во многих районах (Япония, Корея, почти весь Китай) отсутствуют вовсе. Здесь они географически заменяются эволюционно родственными ямкоголовыми змеями.
         Именно в Юго-Восточной Азии фауна ямкоголовых змей особенно богата (16—20 видов).
         Гадюковые населяют разнообразнейшие местообитания — влажные экваториальные леса, сухие саванны и степи, безводные пустыни, северные хвойные леса, скалистые горы до 3000 м над уровнем моря. Однако во всех этих различных ландшафтах большинство гадюковых ведет сугубо наземный образ жизни. Лишь немногие уклоняющиеся виды приспособились к жизни на деревьях (древесные гадюки Atheris) или перешли к подземному, роющему образу жизни (земляные гадюки Atractaspis).
         Гадюковые — флегматичные и медлительные змеи. Они большую часть дня неподвижно лежат, греясь на солнце, и только с наступлением сумерек приступают к активной охоте. Однако и в это время многие крупные виды остаются неподвижными, подстерегая добычу, мелкие же виды гадюк сочетают обычно охоту из засады с кратковременным преследованием или планомерным прочесыванием охотничьего участка.
         Пищей гадюковым служат самые различные животные, в первую очередь мелкие грызуны, а также птицы (взрослые, птенцы, яйца), ящерицы, лягушки и жабы, насекомые, паукообразные и другие беспозвоночные. Некоторые виды специализируются на поедании определенных групп животных, а у многих отмечаются индивидуальные, возрастные, сезонные и географические различия в рационе. Молодые особи обычно кормятся насекомыми и прочими членистоногими; виды, обитающие в пустынях, включают в свое меню ящериц, а у водопоев подстерегают птиц. Мелкие виды во взрослом состоянии также продолжают питаться насекомыми, например основу питания степных гадюк составляют саранчовые. На местах массового пролета пернатых отдельные популяции змей почти полностью переключаются на птиц. Африканские жабьи гадюки кормятся в основном бесхвостыми земноводными.
         Способ добывания пищи у всех гадюковых довольно однотипный. Нанеся мгновенный укол ядовитыми зубами, змея некоторое время выжидает, а затем подползает к добыче. Убедившись, что яд оказал свое действие и жертва убита, змея приступает к заглатыванию.
         Яд гадюковых змей оказывает на организм жертвы гемолитическое воздействие. При укусе развиваются прежде всего местные явления: боль, отек и множественные кровоизлияния в области укуса. Кроме того, происходят внутренние кровоизлияния в различных органах тела, тромбозы сосудов. Полноценный укус приводит к гибели жертвы в течение нескольких минут. Мелкие виды гадюк выделяют при укусе меньшее количество яда, однако и добыча их соответственно более мелкая. Для человека жизненно опасны только укусы крупных гадюк, но и здесь современные методы лечения привели к резкому снижению смертности. От укусов обыкновенной гадюки погибает около 1% укушенных людей, как правило, детского возраста. Случаи гибели людей от укусов степной гадюки не известны. Отравление сопровождается рядом неприятных симптомов: наряду с вышеописанными явлениями резко ухудшается работа сердца, возникает головокружение и рвота, в тяжелых случаях потеря сознания. Местные болезненные явления, вызванные укусом гадюковых, сохраняются в течение нескольких дней и даже недель.
         Размножаются гадюки обычно весной. В это время у многих видов можно наблюдать эффектные брачные турниры между самцами — так называемые «танцы змей». Большинство гадюковых рождает живых детенышей, но земляные, жабьи, рогатые, пестрая эфа, гадюки — яйцекладущи. У некоторых видов, в частности у обыкновенной гадюки, образуется примитивная плацента. Число детенышей в приплоде зависит прежде всего от величины змей. Мелкие виды гадюк рождают по 4—8, а крупные — до 40—70 особей. Новорожденные змейки могут вылупляться из яиц еще в теле матери, но чаще они выходят наружу в яйцевых оболочках, от которых освобождаются в течение нескольких минут. У некоторых гадюк, например у гюрзы, способность к яйцеживорождению сформирована неполностью. В одних частях ареала они рождают живых детенышей, а в других — откладывают яйца, однако уже с хорошо развитыми эмбрионами.
         Наиболее древними и примитивными гадюковыми змеями являются жабьи гадюки (Causus). Четыре вида этих змей обитает в Африке к югу от Сахары. Голова жабьих гадюк покрыта крупными щитками правильной формы, шейный перехват не выражен, туловище плотное, но не толстое, хвост короткий. В строении ядовитых клыков много сходства с аспидовыми. Они относительно короткие, и на передней поверхности зуба виден неглубокий шов, под которым проходит ядопроводящий канал. Все жабьи гадюки яйцекладущи.
         Ромбическая жабья гадюка (Causus rhombeatus) длиной всего 50—80 см. Верхняя сторона туловища окрашена в светло-бурый цвет, иногда с зеленоватым оттенком. По этому фону расположены в один ряд крупные темно-бурые пятна ромбически-многоугольной формы. На голове имеется крупное треугольно-сердцевидное пятно. Все эти пятна оторочены темными или реже белыми каемками. Бока тела украшены темными косопоперечными штрихами.
         Ядовитые железы у ромбической гадюки развиты очень сильно. Они имеют удлиненную форму и размещаются не только в верхней челюсти, но и в переднем отделе туловища. Столь же мощные железы у зеленой жабьей гадюки, однако у двух остальных видов этого рода они имеют обычную форму и величину.
         Ромбическая гадюка обитает в Центральной Африке от Судана на севере до Анголы и Мозамбика на юге. Она обычна в разреженных лесах, на сельскохозяйственных землях, в селениях. Во всех этих местах она держится близ водоемов, по сырым низинам и поливным участкам. Днем змея прячется в укрытия или слегка зарывается в верхний слой почвы. Ночью же она выходит на охоту за лягушками и жабами и в это время попадается на дорогах и тропинках. Хотя земноводные составляют главную долю рациона, но нередко змея поедает и мелких грызунов.
         Самки откладывают по 10—12 яиц длиной 2—3 см. При содержании в неволе одна самка откладывала яйца ежемесячно с апреля по август, причем из большинства яиц вывелись змейки, хотя оплодотворения в неволе не происходило. Очевидно, половые продукты самца сохраняли жизнеспособность в теле самки на протяжении всего лета.
         Ромбические гадюки хорошо живут в неволе, безотказно питаясь лягушками и мышами.
         Зеленая жабья гадюка (Causus resimus) длиной около 0,5 м. Сверху ярко-зеленая, а на голове выделяется треугольно-сердцевидное пятно, направленное острием вперед. Она распространена в восточных районах Африки от Судана до Мозамбика и во многих местах встречается вместе с ромбической гадюкой.
         Остальные два вида жабьих гадюк (Causus defilippii и Causus lichtensteini) также распространены в Центральной Африке, причем последний вид проникает далеко на запад, вплоть до Либерии.
         Бирманская гадюка (Azemiops feae) — одна из древних и примитивных форм, стоящая особняком среди остальных гадюковых. Голова этой небольшой змеи покрыта крупными щитками, на туловище имеется всего 17 продольных рядов чешуй. Ядовитые зубы сравнительно короткие, сходные по длине с зубами аспидовых змей. Однако форма укороченной верхнечелюстной кости и ее подвижность доказывают родство этой змеи с остальными гадюками.
         Окраска бирманской гадюки состоит из светлых узких поперечных полос на темном фоне. Голова желтого цвета с двумя продольными полосками. Населяет горные леса Северной Бирмы, Юго-Восточного Тибета и Южного Китая. Биология ее не изучена.
         Центральный род семейства, настоящие гадюки (Vipera), включает 11 видов типичных гадюковых змей. Среди них есть и мелкие, около 50 см, змейки, и крупные, до 1,5 м длины. Голова покрыта мелкой ребристой чешуей или маленькими щитками неправильной формы. Лишь у некоторых видов среди мелких щитков имеются также крупные правильные щитки (степная, кавказская, обыкновенная гадюки), почему их можно считать более древними видами. Туловище всегда покрыто сильно килеватыми чешуями, которые образуют 19—37 продольных рядов.
         Окраска настоящих гадюк разнообразна, но на спинной стороне выделяется обычно зигзагообразная полоса, цепочка ромбических пятен или ряд коротких поперечных штрихов.
         Наибольшее разнообразие гадюк обнаруживается в Южной Европе (7 видов) и в Закавказье (5 видов). В Северной Африке обитают гюрза и курносая гадюка, а в Восточной экваториальной Африке водятся два уклоняющихся вида (Vipera hindii и Vipera superciliaris), которых некоторые ученые относят к другому роду — Bitis. В Азии далеко на восток распространена обыкновенная гадюка, а на юго-востоке материка обитает цепочная гадюка. Гадюки населяют лесные, горные и пустынные ландшафты и ведут наземный образ жизни. Все гадюки яйцеживородящи и приносят от 2—5 (степная гадюка) до 20—40 и даже 60 детенышей (цепочная гадюка). Исключение составляет только гюрза: на северо-восточной окраине ареала она яйцекладуща.
         Обыкновенная гадюка (Vipera berus) относительно небольшая змея, и общая длина ее тела с хвостом редко превышает 75 см, обычно она не более 60 см; только на севере известны гадюки до 1 м длиной. Хвост в 6—8 раз короче туловища. Самки несколько крупнее самцов. Голова у гадюки ясно отграничена от шеи, и на ее верхней стороне, кроме мелких щитков, есть три крупных (лобный и два теменных). Кончик морды, если смотреть сверху, закруглен. Носовое отверстие прорезано в середине носового щитка. Вокруг середины туловища, как правило, 21 чешуя (изредка 19 или 23).
         Сверху туловище серого, буроватого или красно-бурого цвета с темной зигзагообразной полосой вдоль хребта. На голове иксообразный рисунок. От глаза до угла рта проходит темная полоса. Нередко встречаются черные гадюки, которых больше на севере.
         Распространена очень широко: обитает в Северной и Средней Европе и Северной Азии, от Англии до Сахалина и Кореи. На север поднимается до 68° с. ш. — в Европе и 61—63° с. ш. — в Сибири. На юге доходит до 40° с. ш. В горы поднимается до 3000 м над уровнем моря.
         Населяет лесную и лесостепную зоны, предпочитая смешанные леса с полянами и хорошим травостоем, лесные опушки, вырубки, зарастающие гари, болота, берега рек и озер. Нередко встречается в огородах, реже поселяется на лугах, в сухих сосновых борах и ельниках-зеленомошниках.
         Как большинство змей северных и умеренных широт, обыкновенная гадюка размещается по территории очень неравномерно, образуя в подходящих местах большие скопления — змеиные очаги, но отсутствуя на больших площадях совсем. В северных частях ареала размещение змеиных очагов определяется подходящими для зимовки условиями. В змеиных очагах плотность населения гадюк может достигать 90 змей на 1 га, однако чаще бывает не более 3—8 гадюк на 100 га.
         Гадюки, как правило, оседлы и живут всю жизнь на одном и том же месте, перемещаясь в радиусе не более 60—100 м. Как показало мечение и повторные отловы змей, площадь их индивидуальных участков равна 1,5—4 га, причем на таком участке обычно живет пара гадюк. Только после зимовки, занимая летние места обитания, в некоторых районах змеи перемещаются на несколько сотен метров, а иногда на 2—5 км. Во время таких миграций гадюки могут переплывать довольно широкие реки и озера. Перекочевки гадюк известны также в горных районах, где они перемещаются по склонам на расстояние в несколько километров, очевидно в связи с изменением кормности мест обитания по сезонам или в различные годы.
         Зимуют гадюки ниже промерзающего слоя почвы, на глубине от 40 см до 2 м, чаще в норах грызунов или кротов, в ходах сгнивших корней деревьев и кустарников, в пустотах торфяников, если они не заливаются водой, под стогами сена, в больших кучах камней и глубоких трещинах скал. Подходящих мест для зимовок, особенно в зоне вечной мерзлоты, бывает немного, и их наличие довольно четко определяет распределение гадюк по территории. Температура в местах зимовок не должна опускаться ниже 2—4°С.
         Чаще гадюки зимуют поодиночке или небольшими группами по 2—5 змей вместе, однако в особенно удобных местах иногда собирается по нескольку десятков гадюк; описаны случаи скопления на зимовке до 200—300 змей. Вместе с гадюками на зимовках находили жаб, тритонов, веретениц и других животных. Одну и ту же зимовку гадюки используют из года в год.
         После зимовки обыкновенные гадюки появляются на поверхности в середине весны, в солнечные дни, когда в лесу местами еще много снега. В средней полосе это чаще бывает в конце марта — начале апреля, иногда в начале мая, в зависимости от хода весны. Первыми появляются самцы, а через несколько дней самки и молодые.
         Уходят на зимовку во второй половине сентября — начале октября. В средней полосе зимовка длится около 180 дней; на юге и севере ареала соответственно на 2—3 недели меньше или больше.
         Весной, в первые дни после выхода из зимних убежищ, самцы держатся в наиболее теплых, хорошо прогреваемых местах, используя для обогрева солнечную радиацию и контакт с теплой почвой, нагретыми стволами упавших деревьев или теплыми плоскими камнями. Температура тела гадюк в природе колеблется от 9 до 31°. Оптимальная температура для самцов около 25°, а для беременных самок 28°. Выше 37° у гадюк наступает тепловое окоченение и они погибают.
         Летом убежищем для гадюк служат норы различных зверьков, гнилые пни, кусты, различные трещины. Обычно змеи выползают и греются на солнце неоднократно в течение всего дня, но на охоту отправляются чаще в сумерки и наиболее активны в первую половину ночи. После удачной охоты гадюки могут не покидать своих убежищ два-три дня и более или вылезают только погреться на солнце.
         Особенно интенсивно охотятся самцы в конце мая — начале июня, по окончании периода спаривания. Самки малоактивны весь период беременности.
         Корма гадюк весьма разнообразны и меняются в зависимости от места, сезона и по годам. Как правило, мышевидные грызуны или лягушки составляют основу питания обыкновенной гадюки в течение всего активного периода, однако во время массового вывода птенцов у мелких птиц, гнездящихся на земле, т. е. с начала июня до начала июля, птенцы оказываются излюбленной пищей змей.
         Чаще всего в желудках гадюк можно найти серых или рыжих полевок, остромордых или травяных лягушек, а из птенцов — пеночек, коньков и овсянок. Общий список животных, поедаемых обыкновенными гадюками, весьма обширен и включает большое число видов мелких зверьков, в том числе и землероек, все виды земноводных, встречающихся в ареале гадюки, большое число видов мелких птиц (в том числе не только виды, гнездящиеся на земле), которых змея, очевидно, подстерегает во время их кормежки, водопоя (зяблик, чечевица, реполов и др.) или отдыха. Ловят гадюки и ящериц, среди которых чаще живородящую и веретеницу.
         Молодые гадюки обычно кормятся насекомыми, особенно саранчовыми и жуками, реже едят гусениц бабочек, муравьев, слизней и дождевых червей. В некоторых местах молодые гадюки в большом количестве ловят только что закончивших метаморфоз лягушат.
         Впервые самки гадюк начинают размножаться в возрасте около 5 лет, при общей длине тела 50—54 см; самцы становятся половозрелыми в 4-летнем возрасте, достигнув длины около 45 см. Возможно, что на юге ареала половозрелость наступает на год раньше.
         Спаривание происходит через две-три недели или месяц после выхода с зимовки, обычно это бывает с середины мая до начала июня. Предположение об осеннем спаривании у гадюк современными исследованиями не подтверждается.
         Количество яиц в яйцеводах самки бывает от 5 до 20, в зависимости от размеров змеи и условий года. Однако до 20% яиц иногда рассасывается (резорбируется), так что одна самка приносит чаще 8—12 детенышей. Как показали новейшие исследования, в стенках яйцеводов самки гадюки есть много складок, эпителий которых очень богат капиллярными кровеносными сосудами. Наружные оболочки развивающихся яиц (хориоаллантоис) также богаты кровеносными сосудами, и через тонкие оболочки между хориоаллантоисом яйца и стенками яйцевода происходит газовый и водный обмен. Следовательно, у обыкновенной гадюки образуется нечто вроде плаценты и развитие зародышей происходит не только за счет желтка яйца, но и через кровеносную систему самки.
         Период развития яиц длится около 3 месяцев, и молодые рождаются со второй половины июля до начала сентября, массовое рождение молодых происходит в августе. В северных и центральных частях ареала самки приносят потомство через год; на юге ареала размножаются ежегодно.
         Длина молодых при рождении около 16,5 см. Через несколько часов или через несколько дней они линяют. До первой линьки держатся вблизи места рождения, но при попытке взять их в руки шипят, кусаются; укусы их ядовиты. После первой линьки гадючата расползаются и начинают отыскивать насекомых, однако без пищи могут обходиться несколько недель, существуя за счет запасных питательных веществ, полученных еще в яйце.
         Линька молодых в дальнейшем происходит один-два раза в месяц, в зависимости от состояния змеи. Признаки линьки в виде побледнения окраски и помутнения глаз появляются примерно за неделю до начала. Скорость линьки определяется состоянием организма — здоровые и сильные змеи линяют быстро, всего за полтора-два часа, а слабые и больные линяют до двух недель. Во время линьки змеи скрываются в своих убежищах, не кормятся и малоподвижны.
         Соотношение полов у обыкновенной гадюки близко 1:1, но весной в период размножения самцы очень активны и попадаются на глаза в три раза чаще, чем самки. Напротив, в июне — июле беременные самки встречаются в два раза чаще самцов, так как стремятся выползти на открытые, хорошо прогреваемые места.
         Продолжительность жизни гадюк в природе малоизвестна, однако встречаются змеи 11—12-летнего возраста и некоторые доживают и до 14—15 лет. Врагами обыкновенной гадюки являются орлы-змееяды, совы, реже аисты, а из четвероногих — барсук, лисица, хорек и еж.
         Несмотря на то что обыкновенная гадюка самая широкораспространенная ядовитая змея в нашей стране и численность ее в некоторых районах значительна, сравнительно мало людей страдает от ее укусов. Это объясняется тем, что она миролюбива и кусает человека только в том случае, если он наступит на нее или неосторожно схватит рукой. При приближении человека гадюка всегда спешит уползти и спрятаться или, затаившись, спокойно лежит. Укус гадюки болезнен, но больные выздоравливают через 2— 4 дня. Болезнь и осложнения после укуса, длящиеся иногда несколько недель, бывают вызваны применением вредных способов самолечения (прижигания, разрезы, перетяжка конечности жгутом и т. п.). За многие десятилетия известны единичные случаи, когда укус гадюки повлек за собой смерть, в большинстве случаев детей, укушенных в лицо. Да и в этих случаях не ясно, что оказалось причиной смерти — отравление змеиным ядом или «лечение».
         Степная гадюка (Vipera ursini) меньше обыкновенной, и длина ее туловища с головой не превышает 57 см, обычно не более 45—48 см. Самки несколько крупнее самцов. В отличие от обыкновенной гадюки у степной боковые края морды заострены и несколько приподняты над ее верхней частью, а ноздри прорезают нижние части носовых щитков.
         Сверху она буровато-серого цвета с темной зигзагообразной полосой вдоль хребта, иногда разбитой на отдельные части или пятна. Бока туловища в темных нерезких пятнах. Очень редко встречаются черные степные гадюки.
         Распространена от степей Западной Европы (Франции, Италии, Австрии, Югославии, Албании, Румынии, Венгрии, Болгарии), через степную и южную часть лесостепной зоны нашей страны вплоть до Восточного Казахстана и Северо-Западного Китая. Обитает в Крыму, в степных районах Кавказа, Средней Азии, Турции, Ирана. В горы поднимается до 2500— 2700 м над уровнем моря.
         Населяет различные типы степей, морские побережья, кустарники, каменистые склоны гор, луговые поймы, приречные леса, овраги, злаково-солянковые полупустыни и слабо закрепленные пески. Сельскохозяйственных угодий избегает и сохраняется при распашке в кустарниках, балках, по обочинам дороги т. д. По этой причине почти совсем исчезла в Молдавии и Южной Украине.
         Плотность расселения степной гадюки сильно зависит от условий и неравномерна по годам, но змеиные очаги выражены не так резко, как у обыкновенной гадюки. В некоторых местах на значительных территориях численность этих гадюк бывает очень высокой. Так, в Предкавказье известны районы, где на 1 га встречается от 20 до 56 степных гадюк. В Казахстане на значительных площадях полынной полупустыни обитает 12—18 змей, а в зарослях чая — до 45 гадюк на 1 га. На береговых обрывах Таганрогского залива Азовского моря насчитывали до 160 степных гадюк на 1 км пути.
         После зимы степные гадюки появляются на поверхности в различные сроки в зависимости от местности и погодных условий. Чаще всего змей впервые отмечали в марте или начале апреля, а на юге ареала — в конце февраля при температуре не ниже 5°. В теплые дни выходят на поверхность и зимой. По-видимому, змеи проводят все холодное время года в полуоцепенении.
         Покинув норы грызунов, трещины почвы, пустоты между камнями и другие убежища, где гадюки зимуют поодиночке или небольшими группами, они большую часть дня проводят на открытых незатененных местах, греясь под солнечными лучами. В начале или середине апреля у степных гадюк бывает спаривание. Самцы в это время очень активны, они разыскивают самок и часто попадаются на глаза. Около одной самки они нередко устраивают брачные игры, как и самцы других змей.
         После периода спаривания самцы усиленно кормятся, а насытившись, как и самки, подолгу лежат в хорошо прогреваемых местах. При этом беременные самки предпочитают более открытые участки, почему и чаще попадаются на глаза человеку.
         Весной степные гадюки кормятся ящурками и ящерицами, которые составляют от 30 до 98% их пищевого рациона. В некоторых местах, при высокой численности мышевидных грызунов, они ловят полевок, слепушонку, степную пеструшку, хомячков, мышей, а также отыскивают насекомых. Однако грызуны и насекомые (главным образом саранчовые) становятся основной добычей степных гадюк к концу весны. Летом саранчовые встречаются в желудке почти каждой сытой гадюки. Ловят гадюки также птенцов жаворонков, каменок, овсянок и других мелких птиц. Нередко за птенцами они лазают и на деревья, залезают в скворечники и уничтожают птенцов скворцов, воробьев, синиц; иногда поедают и птичьи яйца. Добычей степной гадюки изредка бывают чесночницы и лягушки. Молодые степные гадюки кормятся насекомыми и паукообразными, редко мелкими ящерицами. Пищу гадюки переваривают в течение 2—4 суток.
         Размножаться степные гадюки начинают, видимо, в 3-летнем возрасте, при длине тела от 31 до 35 см. Срок беременности от 90 до 130 дней, чаще около 105—110 дней. С начала августа до середины сентября самки рождают от 3 до 16 детенышей, обычно 5—6. Длина новорожденных от 12 до 18 см. Вероятно, у степной гадюки, так же как и у обыкновенной, образуется плацентарная связь зародышей со стенками яйцеводов матери.
         Вскоре после рождения гадючата линяют. Взрослые линяют три раза в год: в апреле — мае, июле — августе, в конце августа — начале сентября. Линяют змеи при температуре не ниже 15° и относительной влажности не ниже 35%. У здоровых змей сбрасывание старых покровов занимает около 15 минут. Истощенные и больные змеи линяют долго, и этот процесс нередко оказывается для них губительным.
         Продолжительность жизни степных гадюк в природе, видимо, меньше, чем у обыкновенных гадюк, поскольку редко встречаются змеи старше 7—8 лет. Врагов у степной гадюки много: совы, черный коршун, степные орлы, луни, вороны, аисты, барсук, лисица, степной хорек, ежи. Специфический враг степной гадюки — ящеричная змея, которая предпочитает гадюк всякой другой добыче и легко с ними справляется, заглатывая их целиком, предварительно парализовав укусом. Одна ящеричная змея способна заглотать двух-трех гадюк на протяжении часа.
         Для человека укус степной гадюки еще менее опасен, чем укус обыкновенной гадюки. Степная гадюка также стремится уползти при встрече с человеком и выбрасывает голову в сторону врага, только когда путь к отступлению отрезан. Случаи смертельных исходов при укусе степной гадюки достоверно не известны. Изредка от укусов этой гадюки погибают лошади и мелкий рогатый скот.
         Кавказская гадюка (Vipera kaznakowi) очень близка к предыдущему виду, но отличается более плотным телосложением и характерной яркой окраской. Длина ее не превышает 60 см. Голова очень широкая с сильно выступающими височными вздутиями и слегка вздернутым кончиком морды. Резкий шейный перехват отделяет голову от толстого туловища. Основная окраска тела желтовато-оранжевая или кирпично-красная, а по хребту зигзагообразно проходит широкая темно-бурая или черная полоса. Нередко эта полоса бывает разорвана на ряд поперечно вытянутых пятен. Голова сверху черная с отдельными светлыми пятнышками. Иногда встречаются особи, целиком окрашенные в черный цвет.
         Кавказская гадюка обитает на Западном Кавказе и в Закавказье, а также в Северо-Восточной Турции. На севере она распространена вплоть до южных районов Краснодарского края, а на юго-востоке заходит в Армению. Обитает в долинах рек, в горных лесах, на субальпийских и альпийских лугах, от побережья Черного моря и до высот 2500 м над уровнем моря. Наиболее обычна эта змея в верхнем поясе леса и в субальпийских лугах. На Большом Кавказе она встречается чаще, чем в Закавказском нагорье. Рацион ее состоит в основном из мышевидных грызунов. Известны единичные случаи гибели людей от укуса кавказской гадюки. Жертвой ее укусов нередко оказываются домашние животные.
         Асписовая гадюка (Vipera aspis), длиной 60—70 см, имеет плотное туловище и широкую треугольную голову. Верх головы покрыт мелкими многоугольными щитками, только надглазничные щитки крупнее остальных. Кончик морды заметно вздернут. Окраска очень разнообразна. Основной фон тела может быть светлосерым, бурым или желтовато-красным. Вдоль спины идет ряд черных поперечных пятен, иногда сливающихся в резкий зигзаг. Брюшная сторона желтовато-серая, а низ хвоста ярко-оранжевый.
         Распространена на северо-востоке Испании (Пиренеи), юге и юго-востоке Франции, юге ФРГ (Шварцвальд), в Швейцарии, Южной Австрии, на севере Югославии и в Италии. В Калабрии и на острове Сицилия обитает южный подвид (Vipera aspis hugyi) с волнообразным рисунком зигзага, прерываемым отдельными овальными пятнами; особый подвид (Vipera aspis montecristi) населяет остров Монте-Кристо.
         Излюбленные местообитания этой гадюки — сухие каменистые склоны, поросшие кустарником, лесные опушки и вырубки, заброшенные каменоломни. В горы она поднимается до 2500 м над уровнем моря. Корм асписовой гадюки составляют мышевидные грызуны, кроты, изредка птенцы. Молодые особи питаются в основном ящерицами. Охотничья активность асписовых гадюк чаще приходится на часы вечерних сумерек. Свою добычу они выслеживают и, осторожно подползая, стараются укусить. Вспугнутую мышь гадюка обычно продолжает преследовать, выбирая момент для нападения. После укуса змея следует за жертвой и ждет ее гибели, которая наступает через 1—5 минут. Затем гадюка заглатывает мышь, на что уходит 5—10 минут. В жаркие летние ночи асписовые гадюки бывают активны в течение всей ночи.
         По силе яда асписовая гадюка очень близка к обыкновенной. Укус ее столь же болезнен, и известны смертельные исходы, главным образом среди детей (2—4%).
         К размножению асписовые гадюки приступают в апреле, вскоре после выхода с зимовки. Брачный период длится около двух месяцев, и в это время можно наблюдать турниры между самцами и спаривание. В августе — сентябре самки рождают от 4 до 18 детенышей длиной 15—20 см. В октябре змеи уже уходят на зимовку. На третий год жизни становятся половозрелыми. Линяют они в среднем 4 раза в год.
         У курносой гадюки (Vipera latasti) кончик морды еще более вздернут, чем у асписовой, и иногда увенчан коротким мягким выростом («рожком»). Этот вырост покрыт несколькими мелкими продолговатыми чешуйками. Он заметно короче, чем у носатой гадюки (Vipera ammodytes). По этому признаку и по ряду других курносая гадюка занимает промежуточное положение между асписовой и носатой. Длина ее около 60 см, туловище плотное, довольно кургузое, с резко треугольной головой. Окраска тела серовато-бурая или красноватая. Темные пятна вдоль спины сливаются в зигзагообразную полосу. Срединная часть этих пятен немного светлее, а края темно-бурые, почти черные.
         Обитает на Пиренейском полуострове и в горных районах Северо-Восточной Африки (Марокко, север Алжира и Туниса), где держится в сухих каменистых местах, питается мышевидными грызунами и ящерицами.
         Носатую гадюку (Vipera ammodytes) часто называют песчаной или рогатой. Оба эти названия неудачны, поскольку эта змея не водится в песках, а рогатыми называют других гадюк (Cerastes), у которых имеются парные выросты над глазами. У носатой гадюки на кончике морды возвышается заостренный мягкий шип длиной 3—5 мм, покрытый чешуйками и направленный вверх и немного вперед. Голова покрыта сверху мелкими щиточками, среди которых выделяются лишь более крупные надглазничные. Длина тела 60—70 см, причем самцы несколько крупнее самок и могут вырастать изредка до 90 см. Окраска серая, бурая или красноватая, с широким темным зигзагом вдоль спины, который иногда распадается на отдельные пятна. Брюшная сторона желтовато-серая с темными крапинками, а низ хвоста ярко-красный, желтый или зеленоватый. Распространена от северовосточной Италии и Южной Австрии через Югославию, Южную Румынию, страны Балканского полуострова и Малую Азию до Западного Закавказья. В Эгейском море она населяет архипелаг Циклады, на юго-востоке ареала встречается в Сирии. В нашей стране обитает в горных местностях Грузии и Армении.
         Излюбленные места обитания носатой гадюки — каменистые склоны, поросшие кустарником, осыпи и обрывы в долинах рек, старые каменоломни, солнечные сухие опушки. Чаще всего ее можно встретить на щебнистых горных склонах со средиземноморской растительностью — шибляком, фриганой и т. п. Нередко поселяется вблизи человеческого жилья, используя каменные заборы или груды камней во дворах и у дорог в качестве убежищ. Большую часть времени она проводит на земле, но в теплый солнечный день любит забраться на ветки кустарника. Хотя носатая гадюка живет в сухих местах, но при возможности охотно идет в воду, может целиком погружаться в нее, а также отлично плавает.
         Ранней весной, после зимовки, иногда охотится днем, но в остальное время года предпочитает для охоты вечерние сумерки и первую половину ночи. Пища ее состоит из мышевидных грызунов, землероек, мелких птиц и птенцов, изредка кормится ящерицами.
         К размножению носатые гадюки приступают в марте — апреле; на севере ареала примерно на месяц позже. Самцы устраивают брачные турниры, сходные с турнирами обыкновенной гадюки. Два самца сплетаются задними частями тела, поднимают переднюю часть и, изогнувшись S-образно, упираются друг в друга боковой стороной головы. Каждый из соперников старается оттеснить голову другого вбок, однако борцы никогда не пускают в ход зубы.
         Спаривание происходит с марта по май, а в августе — сентябре самки рождают до 20 детенышей длиной 20—23 см.
         Носатые гадюки хорошо живут в неволе, быстро приучаются брать как живой, так и мертвый корм. Отдельные особи доживали в неволе до 22-летнего возраста.
         Заметно крупнее предыдущих видов армянская гадюка (Vipera xanthina), достигающая 1,5 м длины. Голова ее покрыта мелкими щиточками и чешуями, только надглазничные щитки крупные. На серовато-буром туловище выделяется четкий рисунок из крупных оранжевых или коричневых пятен с темной оторочкой, нередко сливающихся в широкую извилистую полосу вдоль хребта. Две темные косые полоски на затылке выделяются на более светлом фоне головы. Брюшная сторона испещрена мелкими черноватыми пятнами, а хвост снизу желтовато-оранжевый.
         Распространена в Турции, Северо-Западном Иране, Сирии, Ливане, Иордании и Израиле. В нашей стране она водится в Армянской ССР и Нахичеванской АССР. Сюда заходит восточный подвид (Vipera xanthina raddei), редко достигающий длины более 1 м. На крайнем северо-западе ареала эта гадюка проникает и в Европу: ее можно встретить за Босфорским проливом, в окрестностях Стамбула. Обитает в горах на высоте 1000—3000 м над уровнем моря, на скалистых склонах с разреженной древесно-кустарниковой или горностепной растительностью.
         Пища армянской гадюки состоит из мелких млекопитающих, птиц, ящериц и насекомых. Молодые особи питаются главным образом саранчовыми. В апреле — мае армянские гадюки покидают зимние убежища в расселинах скал. В это время можно видеть их большие скопления близ зимовок. Вскоре они приступают к спариванию и затем расселяются по окружающей местности. В августе самки рождают по 5—10 детенышей длиной около 20 см.
         В нашей стране известно немало случаев гибели скота от укуса армянской гадюки, но среди людей смертельных исходов не отмечалось. Более крупный палестинский подвид (Vipera xanthina palestinae) приносит много неприятностей населению стран Восточного Средиземноморья.
         Гюрза (Vipera lebetina) — крупная змея с притуплённой мордой и резко выступающими височными углами головы. Верх головы покрыт ребристой чешуей, и надглазничные чешуи мелкие, в отличие от таковых у вышеописанных видов гадюк. Толстое и кургузое туловище окрашено в серовато-песчаный или красновато-коричневый цвет, и вдоль спины идет ряд поперечно вытянутых темно-бурых или оранжевых пятен. По бокам тела расположен ряд более мелких темных пятен. Голова однотонная, без рисунка. Нижняя сторона тела светло-серая в мелких темных пятнышках. Общий фон окраски очень варьирует, иногда встречаются одноцветные особи. Самки длиной до 1,3 м, а самцы — до 1,6 м.
         Область распространения гюрзы весьма обширна — Марокко и Алжир к югу от гор Атласа, Тунис и Ливия, страны Восточного Средиземноморья, Турция, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан и Северо-Западная Индия. Номинальный подвид гюрзы (Vipera lebetina lebetina) обитает на острове Крит, а на островах Милос, Кимолос, Полинос и Сифнос (Киклады) — мелкий подвид Vipera lebetina schweizeri. В нашей стране гюрза встречается в Закавказье и в Восточном Предкавказье, в Южной Туркмении, Южном и Восточном Узбекистане, Западном Таджикистане и на крайнем юге Казахстана (хребет Пистели-Тау).
         Лаконичное и звучное имя «гюрза» эта змея получила на Кавказе и известна под этим названием также по всей Средней Азии. В других странах ее обычно называют восточной или левантской гадюкой, кроме того, существуют многочисленные местные имена, употребляемые населением.
         На всем протяжении громадного ареала гюрза придерживается довольно сходных местообитаний. Обычно ее можно увидеть в сухих предгорьях, в горных ущельях и на склонах, поросших разреженным кустарником, по обрывам в долинах рек. В горы эта змея проникает не выше 1500 м над уровнем моря. Охотно поселяется и на возделываемых землях, по бортам оросительных каналов, в садах и виноградниках, а также нередко заползает в развалины или посещает окраины селений. В качестве укрытий она использует норы грызунов, расщелины в скалах, промоины в речных обрывах или заборы, сложенные из камней.
         В течение года гюрза может совершать значительные миграции. Сезонные передвижения особенно характерны для змей, живущих на склонах гор. После зимовки в расщелинах скал, где змеи скапливаются большими группами, они расползаются по окрестностям. С приближением летней жары гюрзы спускаются в нижние части ущелий, ближе к источникам воды. В конце лета они концентрируются у водоемов, где утоляют жажду и охотятся на птиц, прилетающих к водопою. В жаркое время года гюрзы охотно купаются и пьют воду в больших количествах.
         Весной первые гюрзы появляются в марте — апреле. Поначалу они только греются на солнце недалеко от своих зимних убежищ и не сразу приступают к охоте. Ранней весной, когда ночи еще холодные, гюрзы ведут дневной образ жизни. На ночь они забираются в норы или другие укрытия. С наступлением жарких дней змеи постепенно переходят к сумеречной и затем к ночной активности. В летние месяцы гюрзы попадаются на поверхности главным образом после захода солнца и в первую половину ночи. Когда же вновь возвращается осенняя прохлада, они опять становятся дневными животными вплоть до ухода на зимовку в октябре.
         Численность гюрз довольно высока — в типичных местообитаниях встречается до 4 особей на 1 га. Кроме того, гюрзы могут образовывать скопления; например, в августе и сентябре у родников иногда сползаются до 20 экземпляров на 1 га.
         Молодые змейки охотятся за мелкими ящерицами — гекконами и ящурками. В Средней Азии от молодых гюрз больше всего достается быстрой ящурке. Подросшие змеи переключаются на мелких млекопитающих — серых хомячков, полевок, домовых мышей. Взрослые особи легко справляются с песчанками, тушканчиками, крысами, поедают молодых зайцев, агам, сцинков и желтопузиков. В небольшом числе гюрзы употребляют в пищу фаланг, маленьких черепах и их яйца.
         Обычно зверьки составляют львиную долю в меню этих змей. Однако весной и осенью, во время пролета птиц, гюрзы часто охотятся на пернатых. При этом у некоторых популяций гюрз птицы во время осеннего пролета составляют более 90% всей пищи. Такое «увлечение» птицами известно, например, для гюрз, живущих на хребте Нуратау в Узбекистане. В период массового пролета птиц (май и сентябрь) большинство змей забирается на кусты и деревья и здесь, притаившись среди листвы, сторожат пернатую добычу. Иные особи не утруждают себя лазанием по ветвям, а устраиваются близ родников и подстерегают птиц на водопое. Жертвами змей становятся самые различные птицы величиной до горлицы, но главным образом воробьиные, самые многочисленные на пролете — желчные овсянки, желтые и белые трясогузки. Змеи, живущие на виноградниках, осенью влезают на кусты винограда и затаиваются около грозди сочных ягод. Воробьи, которые большими стаями прилетают полакомиться виноградом, попадают на обед гюрзе. Змея молниеносным броском схватывает птицу и обычно не выпускает ее из зубов, чтобы не пришлось слезать на землю за добычей. Дождавшись, когда яд парализует птичку (обычно не более одной минуты), змея здесь же заглатывает ее и сторожит следующего неосторожного воробья.
         В апреле — мае у гюрз происходит спаривание, и ранней осенью появляются на свет молодые змейки. Однако появление их происходит различным путем. На большей части ареала гюрза рождает живых детенышей, но в Средней Азии она откладывает яйца. Отложенные яйца покрыты тонкой, полупрозрачной оболочкой и содержат довольно развитые зародыши. Поэтому при обычных условиях срок их инкубации менее 40 дней. Перед выходом из яиц змейки проделывают небольшое отверстие в оболочке яйца («наклев»), однако не спешат покинуть надежное убежище, оставаясь в нем еще более суток. Вышедшие из яиц детеныши достигают длины 23—24 см и веса 10—14 г.
         Общее число отложенных яиц или новорожденных змей составляет обычно 15—20 штук. Одна крупная самка среднеазиатской гюрзы длиной 1,3 м и весом почти 2 кг отложила в неволе 43 яйца.
         Общий облик гюрзы, с толстым и кургузым туловищем, как будто свидетельствует о медлительности и неуклюжести ее. На самом же деле гюрза весьма ловко лазает по ветвям, а на земле способна к быстрым и неожиданным движениям. При появлении опасности она быстро уползает в укрытие. Если же ей преградить дорогу, то гюрза издает громкое угрожающее шипение и делает резкий бросок всем телом в сторону врага. У крупных змей эти броски на всю длину тела настолько угрожающи, что ловец вынужден отпрыгивать назад, чтобы избежать укуса. Нередко приходится исполнить ряд таких прыжков вокруг змеи, прежде чем удастся остановить ее орудием лова. Тело гюрзы необычайно мощно и мускулисто, поэтому удержать в руке крупный экземпляр совсем нелегко. Резким и сильным движением туловища гюрза пытается высвободить голову и, чтобы избежать этого, ловец вынужден удерживать тело змеи второй рукой, зажать его под мышкой или между коленями. Челюсти гюрзы очень подвижны, она выворачивает голову, пытаясь достать ядовитыми зубами до руки, которая держит ее за шею. При этом иногда гюрзе удается вонзить зубы в руку ловца, предварительно пронзив свою нижнюю челюсть.
         Укус гюрзы оказывает сильное воздействие на организм человека, поскольку при укусе змея вводит около 50 мг яда, который по токсичности уступает только яду кобры (из змей нашей фауны). Яд гюрзы содержит ферменты, разрушающие эритроциты и стенки кровеносных сосудов и вызывающие свертывание крови. Поэтому после укуса возникают многочисленные внутренние и подкожные кровоизлияния, сильнейший отек в области укуса, тромбозы сосудов. Все это сопровождается резкой болью в укушенной конечности, головокружением, рвотой. Если не приняты меры помощи, то может наступить обморочное состояние и даже смерть (до 10% случаев). Однако при условии своевременного и квалифицированного лечения, с применением противоядной сыворотки, смертельных исходов при укусе гюрзы можно избежать.
         Яд гюрзы находит широкое применение в медицине, и поэтому в нашей стране созданы специальные змеепитомники, где у змей добывают яд. Эти питомники находятся в Ташкенте, Фрунзе и Термезе. Гюрзы содержатся там в больших количествах, потому что они выносливы, дольше других наших змей живут в неволе и дают сравнительно много яда — в среднем 0,1—0,2 и даже до 0,4 г (в сухом виде) за одно взятие. Яд гюрзы используется для получения противоядной сыворотки и, что еще важнее, для изготовления различных медицинских препаратов. По своим особым свойствам яд гюрзы превосходит яды большинства гадюковых змей и чрезвычайно сходен с ядом цепочной гадюки. Наши ученые создали из яда гюрзы препарат лебетокс, останавливающий кровотечения у больных различными формами гемофилии (несвертываемость крови). Кроме того, яд гюрзы применяется при диагностике различных сложных болезней.
         В связи с особой ценностью яда этой змеи зоологи изучают распределение гюрзы по территории нашей страны, выявляют места с высокой численностью змей (так называемые змеиные очаги). В таких местах создаются змеиные заказники, где змеи находятся под охраной, и их поголовье послужит пополнением для змеиных питомников и даст медицине много ценнейшего продукта.
         В Южной Азии широко распространена самая крупная гадюка — цепочная гадюка, или дабойя (Vipera russeli). Она распространена в Индии и Пакистане на север до Кашмира, Южном Китае и во всех странах Индокитайского полуострова. Дабойя обычна также на ряде островов — Цейлон, Тайвань, Восточная Ява, Комодо, Флорес. Крупная и толстая змея, длиной до 1,5 м, имеет очень красивый рисунок туловища. По хребту и по бокам тела расположены три ряда овально-ромбических пятен красно-бурого цвета, отороченных широкой черной и узкой белой полосками. Часть этих пятен может сливаться друг с другом, образуя цепочку. Голова украшена стреловидным рисунком, который подчеркнут прямыми белыми линиями. Верх головы покрыт мелкими килеватыми чешуйками, затылочный отдел головы сильно расширен, ноздри очень большие. Величина ноздрей в сочетании с объемистым легким позволяет этой змее издавать необычайно громкое шипение как при вдохе, так и при выдохе. (Если дабойе закрыть ноздри воском, она уже не сможет так громко шипеть.) Этот «голос» дабойи, похожий на звук проколотого футбольного мяча, заставляет подчас одинокого путника буквально окаменеть от страха, однако он служит прекрасным предупреждением об опасности, и немало людей избегло укуса дабойи благодаря ее громкому «голосу».
         Цепочная гадюка обитает в сухих местностях с зарослями кустарников, на возделываемых землях, где прячется в живых изгородях, кучах камней или норах млекопитающих. Очень часто она заползает в селения, привлекаемая обилием грызунов. В горных районах дабойя встречается на высоте более 2000 м над уровнем моря. Она ведет сумеречный или ночной образ жизни, и днем ее можно увидеть, только когда она греется на солнце близ своего убежища. После захода солнца дабойя отправляется на поиски пищи — мелких грызунов, а также птиц, ящериц и лягушек.
         Яйца развиваются в теле матери около полугода после оплодотворения, и на свет появляется около 20 детенышей. Иногда же их число в одном приплоде бывает более 60. Змейки либо выходят из яйцевой оболочки еще в теле матери, либо рождаются в оболочке и покидают ее тотчас после появления на свет. Когда такое рождение их происходит в неволе, то некоторые особи, не прорвавшие сразу оболочку, могут погибнуть, так как в сухой атмосфере террариума оболочка быстро твердеет. Здесь требуется вмешательство человека, который помогает змейкам выйти наружу. Выбравшись из яйцевой оболочки, детеныши через несколько минут совершают свою первую в жизни линьку. На второй-третий день змейки уже принимают пищу; в неволе им дают маленьких ящериц и новорожденных мышат.
         Цепочная гадюка — одна из самых обычных ядовитых змей Юго-Восточной Азии. Ее сумеречный образ жизни усугубляет возможность неожиданных столкновений, когда люди в темноте наступают на змею, вышедшую поохотиться. Поэтому на долю цепочной гадюки приходится, по-видимому, большая часть всех зарегистрированных змеиных укусов в Индии и Индокитае. Яд дабойи имеет высокую токсичность и по свойствам очень близок к яду гюрзы. Поскольку цепочная гадюка в среднем крупнее гюрзы, то и яда при укусе выделяется заметно больше. Картина отравления аналогична той, которая описана при укусе гюрзы, но симптомы выражены еще резче, и без лечения смерть наступает примерно в 15% случаев.
         Цепочные гадюки используются для получения змеиного яда. Они отличаются весьма высокой «удойностью», выделяя при одном взятии обычно 0,3—0,5 и иногда до 0,8 г яда (сухой вес). Из яда этой змеи в Англии создан эффективный кровоостанавливающий препарат стипвен, аналогичный упомянутому выше лебетоксу.
         В неволе цепочные гадюки уживаются хорошо, безотказно берут и живой и мертвый корм — мышей, крыс и ящериц. При хороших условиях содержания они даже спариваются и приносят потомство.
         Далеко в стороне от остальных гадюк рода Vipera, в горах Восточной Африки, обитают два редких вида, известных по небольшому числу экземпляров: кенийская гадюка (Vipera hindii) обитает в горах Абердер к северу от г. Найроби, а другой вид — ньясская гадюка (Vipera superciliaris) — живет в окрестностях озера Ньяса. Такое оторванное распространение двух видов трудно объяснить, и, возможно, прав зоолог Крамер, отнесший недавно этих гадюк к африканскому роду Bitis.
         По всей Африке, кроме северного побережья материка, распространены африканские гадюки (род Bitis). Всего известно 10 видов, большинство из которых обитает в Южной и Юго-Восточной Африке. Только один вид (шумящая гадюка) заходит в северные районы материка и даже проникает на Аравийский полуостров. Среди африканских гадюк есть и очень крупные виды, до 2 м, и почти карлики, около 30 см длиной. Для всех африканских гадюк характерна одна особенность: на верхней стороне морды у них имеются подкожные пазухи, открывающиеся над ноздрями. Поэтому ноздри африканских гадюк кажутся очень широкими и вывернутыми вверх. Назначение этих пазух пока еще остается неизвестным. Вероятно, они являются дистанционными терморецепторами, подобно боковым ямкам ямкоголовых змей.
         Наиболее известная и широко распространенная из африканских гадюк — шумящая гадюка (Bitis arietans). Средняя длина этой очень толстой змеи — около 1 м, но особенно крупные экземпляры достигают изредка 1,5 м. Массивная тупотреугольная голова покрыта мелкой ребристой чешуей, на темном фоне выделяются сверху две широкие светлые полосы, идущие от глаз к вискам и соединенные между глазами светлой поперечной линией. Мощное туловище имеет серовато-желтую или бурую окраску. Вдоль спины расположен ряд светло-желтых полулунных полос, направленных острыми концами вперед и окаймленных спереди широкими темно-бурыми полулуниями. К заднему концу туловища светлые полулунные полосы распадаются на два ряда овальных пятен по обе стороны хребта. Сзади толстое тело резко сужается в тупой короткий хвост.
         Шумящая гадюка встречается почти по всей Африке, от Марокко до южной оконечности материка, а кроме того, и на Аравийском полуострове. Она населяет травянистые и кустарниковые саванны, сухие редколесья, сельскохозяйственные земли, нередко посещает селения в поисках крыс и мышей. Избегает она только безводные пустыни и густые леса, поэтому не находят ее ни в Сахаре, ни в экваториальной Западной Африке. В остальных районах материка шумящая гадюка весьма обычна. Днем она неподвижно лежит, свернувшись, среди густой травы, в кустах или наполовину зарывшись в песок. С наступлением ночи змея становится активной и отправляется на поиски пищи. Но и ночью она двигается медленно и тяжеловесно, периодически останавливаясь и выжидая в засаде. Только в момент столкновения с жертвой шумящая гадюка проявляет неожиданную стремительность, нанося молниеносный удар ядовитыми зубами. Пищей гадюке служат крысы, мыши и другие грызуны, реже птицы, ящерицы и земноводные. Добыча погибает в течение 1—2 минут, после чего гадюка ее заглатывает. При глотании шумящая гадюка вначале пускает в ход свои ядовитые клыки, проталкивая ими добычу в глубь рта, где уже вступают в действие шейные мышцы. Такое своеобразное использование ядовитых зубов наблюдается также и у гобонской гадюки.
         Самки шумящей гадюки рождают по 30—40, а изредка до 70 детенышей. Новорожденные змейки, длиной 15—20 см, очень подвижны и обладают отличным аппетитом. Доктор Швайцер, содержавший семейку из 35 змеек, родившихся от одной самки, кормил их первые недели лягушатами и новорожденными мышами. Прожорливые змейки охотно брали корм и нередко впопыхах ошибались и начинали заглатывать вместо корма кого-либо из ближайших родственников. Швайцеру не раз приходилось изымать переднюю часть туловища нерасторопного малыша из глотки его родного братца, причем на здоровье вытащенной змейки такие «семейные сцены» обычно не отражались, поскольку срок пребывания в чужом пищеводе был достаточно коротким.
         Через два месяца после рождения размеры гадючат удваиваются, достигая 30—40 см длины. К двум годам, выросши до 80—90 см, гадюки становятся половозрелыми и могут уже приносить потомство.
         Для человека шумящая гадюка представляет серьезную опасность при неожиданном столкновении с ней, особенно ночью, когда змея активна и наносит укус без промедления. Днем окраска гадюки изумительно скрывает ее на фоне бурой почвы и жухлой травы, так что очень легко наступить на змею, не заметив ее. Громадные ядовитые клыки, до 2—3 см длиной, делают укус очень эффективным, а яд имеет высокую токсичность. Смертность от укусов африканской гадюки может доходить до 15—20% при отсутствии надлежащей помощи пострадавшим. Сравнительно небольшое число укусов шумящей гадюкой объясняется тем, что при дневных встречах с ней гадюка не всегда сразу кусает. Днем она слишком вяла и флегматична и кусает лишь после неоднократного или очень сильного раздражения. При спокойном и осторожном обращении удается даже взять ее в руки, не получив укуса. Известно, что иногда дети африканцев беззаботно играют с шумящей гадюкой. Если же эта змея раздражена, то она становится чрезвычайно опасной. Гадюка сильно раздувает туловище и издает очень громкое угрожающее шипение, за что она и получила название «шумящей». В таком возбужденном состоянии змея способна совершать молниеносные и точные выпады почти на всю длину своего тела.
         Особенно солидной величиной выделяется среди своих сородичей габонская гадюка, или кассава (Bitis gabonica). Ее толстое тело достигает иногда почти 2 м длины, а вес крупных особей может превышать 8 кг. На переднем конце морды, между ноздрями, возвышаются две крупные шиповидные чешуи, слегка загнутые назад. У некоторых экземпляров эти шипы очень короткие, у иных длинные и высокие, придающие змее воинственный вид. Остальной верх головы, а также все туловище покрыты мелкой ребристой чешуей. Изумительно роскошна окраска габонской гадюки, рисунок которой образован четкими геометрическими фигурами и сочетанием ярких и сочных цветов — белого, черного, розового, пурпурного, бурого. Голова сверху светло-серая с узкой темной полоской посредине. От глаз вниз и назад идут, расширяясь, одна или две темные заглазничные полосы. Вдоль хребта расположен ряд белых или светло-желтых продольно вытянутых прямоугольников. Они соединены между собой парными черными треугольниками. По бокам тела пробегает четкий светлый зигзаг с темно-бурой оторочкой по нижнему краю, а в углубления зигзага вложены пурпурные ромбы со светло-серыми пятнами посредине. Замечательно, что такая яркая и четкая расцветка отнюдь не выдает змею в природной обстановке, а, наоборот, прекрасно скрывает ее на фоне красно-бурой почвы среди пестрой растительности и сухой опавшей листвы. Подобного типа окраску принято называть расчленяющей, поскольку замысловатые геометрические фигуры, сливаясь с пестротой субстрата, как бы разбивают истинные очертания тела, расчленяя его на отдельные пятна. Описанный геометрический рисунок очень стабилен у габонской гадюки, и только цветное выполнение рисунка может быть самым различным — с преобладанием светло-желтых, ярко-красных или темно-серых цветов. Радужина глаза также бывает окрашена по-разному — от светло-серого до кроваво-красного тона.
         Габонская гадюка распространена по обширной территории — от Либерии до Танганьики и от Южного Судана до Анголы. Она живет в саванновых редколесьях и в лесных местностях, по речным долинам,сырым лугам и в нижних поясах гор, населяя более лесистые и влажные биотопы, чем предыдущий вид. Поэтому и центр ареала габонской гадюки тяготеет к Центральной Экваториальной Африке. Пищей этой ночной змее служат грызуны, ящерицы, птицы. Рождает в среднем около 40 детенышей.
         Флегматичность габонской гадюки просто поразительна. Нужно приложить много стараний, чтобы разозлить эту змею и заставить ее кусаться. Африканцы знают ее характер и обычно не боятся; если нужно поймать змею, они без опаски хватают ее за шею или за хвост и суют в мешок или волокут за собой, а змея даже не пытается укусить. Поэтому не удивительно, что известно очень мало несчастных случаев, вызванных укусом габонской гадюки. Однако эти редкие случаи имеют очень тяжелые последствия, со значительной долей смертельных исходов, поскольку яд, вводимый 3—4-сантиметровыми зубами гадюки, вызывает глубокое отравление организма.
         Великолепную яркую геометрическую расцветку имеет также и гадюка-носорог (Bitis nasicornis). Эта змея заметно меньше габонской гадюки, длина ее не превышает 1,2 м. Кончик морды украшен двумя-тремя длинными заостренными чешуями, которые вертикально торчат над ноздрями. Толстое, кургузое туловище покрыто эффективным узором. Черный стреловидный рисунок на голове оторочен светло-желтой полоской, а бока головы ярко-голубые. Вдоль спины идут двойные голубые трапеции, обведенные желтым и соединенные черными ромбами. По бокам черные треугольники чередуются с крупными зелеными ромбами, окаймленными узкой красной полоской.
         Обитает она во влажных тропических лесах Экваториальной Африки, от Западной Кении до Камеруна. Держится в сырых, болотистых местах по берегам лесных рек и ручьев, охотно заходит в воду. Пестрая окраска хорошо скрывает эту змею среди яркой зелени сочной растительности на фоне красно-бурой почвы и опавших листьев.
         Остальные гадюки рода Bitis значительно мельче трех вышеописанных видов и обитают только в Южной Африке. Чаще других встречается хвостатая гадюка (Bitis caudalis), длиною до полуметра. Над каждым глазом у нее торчит по одной острой чешуйке, наподобие рожек. Эти рожки могут быть очень короткими или, напротив, весьма длинными. Общий фон окраски туловища светло-бурый, вдоль хребта, чередуясь, идут светло-серые и красно-бурые прямоугольные пятна.
         Обитает в песчано-пустынных местностях по всей Южной Африке, на севере до Анголы. Особенно часто она встречается в пустынях на юго-западе материка. Мелкие грызуны и ящерицы служат ей пищей.
         В спокойном состоянии эта змея ползает обычным способом, головой вперед, зигзагообразно изгибая тело, но если возникает нужда в быстром движении, хвостатая гадюка легко переходит на специфический «боковой ход», характерный для змей, живущих в песках (эфа, рогатый гремучник и др.). Змея выносит заднюю часть туловища вбок и вперед, а затем подтягивает переднюю. Создается впечатление, что змея ползет не вперед, а вбок. Такой способ движения создает лучшую опору тела на сыпучем субстрате. При опасности, убегая от преследования, хвостатая гадюка способна так сильно и резко выбрасывать вперед туловище, что «боковой ход» переходит в серию быстрых коротких прыжков.
         Пучкобровая гадюка (Bitis cornuta) сходна с хвостатой по величине, по типу окраски и по умению двигаться «боковым ходом». Но над каждым глазом у нее возвышается не одна чешуйка, а целый пучок острых, вертикально торчащих чешуй. По серовато-бурому фону туловища идет ряд темно-бурых пятен со светлыми окаймлениями. Ареал пучкобровой гадюки ограничен пустынями Юго-Западной Африки и Капской провинции.
         Карликовая гадюка (Bitis peringueyi) по сравнению с ее солидными родичами — габонской и шумящей гадюкой — поражает своими ничтожными размерами. Взрослая змейка едва достигает 30 см длины. Над глазами у нее нет никаких выступающих чешуй, и поэтому ее нередко, в отличие от двух предыдущих видов, называют безрогой гадюкой. Туловище гадюки окрашено в серый или красновато-желтый цвет с тремя продольными рядами мелких темных пятен. Кончик хвоста обычно черный.
         Эта маленькая змейка живет в песчаных пустынях Калахари и Намиб. Она прекрасно освоилась в сыпучих песках, передвигается способом «бокового хода», а при опасности быстро «утопает» в песке при помощи вибрирующих движений туловища.
         В неволе карликовую гадюку выкармливают мелкими ящерицами. Количество яда, вводимое при укусе, очень невелико, поэтому ящерицы погибают только через 10—20 минут после укуса.
         Среди африканских гадюк есть также два горных вида: Bitis atropos обитает в горных районах Южной Африки, а Bitis worthingtoni — в горах Кении.
         В пустынях Юго-Западной Азии и Северной Африки сформировалась группа гадюк, глубоко приспособленных к жизни в сухих местностях, среди песков, покрытых самой скудной растительностью. В эту группу входят ложнорогатые гадюки (Pseudocerastes — 4 вида), рогатые гадюки (Cerastes — 2 вида), песчаные эфы (Echis — 2 вида) и спорная гадюка (Eristicophis — 1 вид).
         В песчаных пустынях Западного Пакистана и Ирана распространена персидская гадюка (Pseudocerastes persicus) — небольшая змея, 80—90 см длины, с широкой, спереди закругленной головой, четким шейным перехватом и плотным, но не очень толстым телом. Над глазами имеется по одному небольшому мягкому отростку. Эти выросты покрыты мелкой чешуей и направлены вверх и немного назад. Иногда сами «рожки» не выражены, а только одна-две чешуйки над глазами стоят вертикально. Ноздри снабжены внутренним клапаном, который защищает носовую полость от попадания песка, когда змея зарывается в грунт. Окраска персидской гадюки буровато-серая с продольными рядами темных пятен, иногда образующих поперечные полосы.
         Палестинская гадюка (Pseudocerastes fieldi) близка к персидской по размерам, взрослые особи достигают длины 60—70, максимально 79 см. Самки в среднем крупнее самцов. Цвет туловища желтовато-серый с двумя рядами светло-коричневых пятен, иногда отороченных белой каемкой. Персидская гадюка населяет Месопотамию, Сирийскую и Синайскую пустыни и Северную Аравию. Ее типичные местообитания — широкие днища сухих русел (вади) с песчаной почвой и камнями, среди холмистой местности. В селения эта гадюка наведывается редко, но в особенно сухое время года, когда дует хамсин, можно встретить змей, забравшихся в лужи под кранами или под протекающую ирригационную трубу. Весной персидская гадюка активна днем, а летом выходит на кормежку ночью. Питается песчанками, ящерицами, охотится на пролетных птиц. Удивительно, что персидская гадюка охотно поедает падаль, даже несвежую. В неволе она также предпочитает есть мертвых животных. Эта змея прекрасно живет и размножается в неволе. Самки откладывают яйца (от 14 до 21) с развитыми эмбрионами. Через месяц выводятся детеныши длиной около 13 см.
         При движении персидская гадюка часто применяет «боковой ход», развивая скорость до 37 см/сек. Нередко гадюка роет песок боковыми движениями головы, расширяя норы грызунов. Хотя она и живет на песчаном грунте, но не умеет «утопать» в песке с помощью боковых движений тела, как это делают некоторые другие змеи-песколюбы (рогатая гадюка, спорная гадюка, карликовая гадюка).
         В пустынях Белуджистана живет редкая и малоизученная спорная гадюка (Eristicophis macmahoni). Ее название остается справедливым и по сей день, поскольку многие черты ее строения еще не объяснены должным образом — слишком мало известно о жизни этой змеи в природе. На переднем конце головы у спорной гадюки выдаются вперед две крупные крыловидные чешуи. Вероятно, они служат змее при зарывании в толщу песка. Брюшные щитки этой гадюки по бокам угловатые, что характерно для древесных змей. В данном же случае, видимо, продольные кили на брюшных щитках помогают гадюке зарываться в песок боковой вибрацией тела. Такой способ погружения часто используется этой змеей. Кожа (точнее, надкожица) спорной гадюки необычайно тонкая и легко повреждается при неосторожном обращении. Возможно, что это свойство кожи является защитным приспособлением, подобно тонкой и слабой надкожице сцинковых гекконов. Однако трудно представить себе, что у ядовитой змеи, которая охотится по ночам, а днем закапывается в песок, может быть достаточно много врагов, чтобы выработалось такое защитное свойство кожи.
         Рогатая гадюка (Cerastes cerastes) — змея длиной 60—80 см, с толстым туловищем и резко суженным коротким хвостом. Над глазами торчит по одной острой вертикальной чешуйке. Длина этих чешуек бывает очень различна. Чешуи по бокам туловища мельче спинных, сильно килеватые и направлены косо вниз, образуя подобие пилы, проходящей вдоль каждого бока. Окраска рогатой гадюки песчано-желтая с темно-бурыми пятнами вдоль спины и по обеим сторонам туловища.
         Эта змея населяет всю пустыню Сахару и прилежащие к ней предгорья и сухие саванны, а также Аравийский полуостров. Днем змея зарывается в песок или прячется в норы грызунов, а с наступлением темноты выходит на охоту за мелкими грызунами и птицами. Молодые особи питаются саранчовыми и ящерицами.
         Рогатая гадюка яйцекладуща, в кладке ее бывает 10—20 яиц. Из кладки яиц, инкубированной при 28—29°, детеныши вывелись через 48 дней. Движется рогатая гадюка «боковым ходом», забрасывая вперед и вбок заднюю половину туловища и подтягивая к ней переднюю часть. При этом на песке остается не единый след, а отдельные косые полоски под углом 40—60° к направлению движения, поскольку при «забрасывании» вперед змея не касается грунта серединой тела, опираясь только на передний и задний концы туловища. В процессе движения змея периодически меняет «рабочую сторону» тела, двигаясь вперед то левым, то правым боком. Таким образом достигается равномерная нагрузка на мускулы тела при асимметричном способе движения.
         Мелкие килеватые чешуи, пилообразно расположенные по бокам туловища, приносят змее двоякую пользу. Прежде всего они служат основным роющим механизмом при зарывании змеи в песок. Гадюка разводит в стороны ребра, уплощает тело и быстрой поперечной вибрацией раздвигает песок в стороны, «утопая» в нем буквально на глазах. Килеватые чешуйки действуют при этом как миниатюрные плуги. За 10—20 секунд рогатая гадюка исчезает в толще песка. Остается лишь след от ее погружения, окаймленный двумя песчаными валиками, но и этот след вскоре исчезает под легким дуновением ветра. Зарывшись, змея нередко чуть высовывает голову из песка, лишь настолько, чтобы глаза были вровень с поверхностью. При этом на верхней стороне головы остается тонкий слой песка, маскирующий ее.
         Кроме того, килеватые чешуйки используются гадюкой для изготовления своеобразного отпугивающего звука. Свернувшись в полукольцо, змея трется одним боком тела о другой, пилообразные чешуйки скребутся друг о друга, издавая громкое непрерывное шуршание. Звук этот сходен больше всего с шипением воды, пролитой на раскаленную плиту. Потревоженная гадюка может непрерывно «шипеть» таким образом в течение 1—2 минут. Это «шипение» применяется змеей для отпугивания врагов, аналогично голосовому шипению большинства змей или сухому стрекотанию погремушки у гремучих змей.
         Рогатая гадюка была хорошо известна древним египтянам. Именно этот вид змеи послужил основой для египетского иероглифа «фи». Вероятно, выбор змеи для этого иероглифа объясняется звукоподражательным сходством. Заклинатели змей в Египте и раньше к теперь охотно используют в своих представлениях, помимо кобр, также и рогатых гадюк. «Рога» гадюк, бесспорно, являются наиболее эффектным атрибутом их внешности, однако надглазничные чешуйки подчас бывают очень слабо выражены. Поэтому некоторые заклинатели, не довольствуясь естественной величиной «рогов», приклеивают своим «артистам» над глазами острые кончики дикобразных игл, чтобы обеспечить им успех у доверчивой публики.
         Гадюка Авиценны (Cerastes vipera) значительно мельче рогатой, в длину не более 50 см, и никогда не имеет роговидных чешуй над глазами. Боковые чешуи туловища мелкие, ребристые и направлены наискось вниз. Общая окраска этой змеи песчано-бурая с рядами темных пятен. Хвост ее часто украшен черными колечками, а кончик его целиком черный.
         Гадюка Авиценны обитает в песчаных пустынях Северной Африки, ведет ночной образ жизни и питается мелкими ящерицами и грызунами. Известен случай размножения в неволе, когда самка родила пять детенышей в тонкой и прозрачной яйцевой оболочке.
         Передвижение «боковым ходом», «утопание» в песке и особый способ шипения с помощью боковых чешуек тела гадюка Авиценны использует заметно чаще, чем рогатая гадюка. Это показывает ее более глубокую приспособленность к жизни в сыпучих песках.
         Среди пустынных гадюк самое обширное распространение имеет песчаная эфа (Echis carinatus). Небольшая змея, обычно 50—60 см длиной, изредка достигает размеров 70—80 см. Самцы в среднем немного крупнее самок. Глаза у эфы большие и высоко расположенные, так что любая часть головы образует заметный прогиб. Голова покрыта мелкими ребристыми чешуйками, на чешуе туловища также выступают резкие ребрышки. По бокам тела проходят 4—5 рядов более мелких и узких чешуй, направленных косо вниз и снабженных зубчатыми ребрышками.
         Эти чешуйки служат «музыкальным инструментом», издающим своеобразное сухое шипение, описанное выше у рогатой гадюки. Общее телосложение эфы плотное, но стройное, что связано с ее большой подвижностью и быстротой, которыми она отличается от большинства гадюк. Окраска тела разнообразна и изменчива на протяжении обширного ареала, однако типичный цвет туловища серовато-песочный, и по бокам проходят две светлые зигзагообразные полосы, отороченные снизу нерезкой темной полосой. Сверху вдоль тела идет ряд светлых поперечно вытянутых пятен, строго согласованных с зигзагами боковых полос. На голове выделяется светлый крестообразный рисунок, очень напоминающий силуэт летящей птицы. Этот рисунок как бы подчеркивает стремительность молниеносных бросков змеи.
         Песчаная эфа распространена в Северной Африке, доходя на юг до Ганы, Камеруна, Северной Кении и Уганды. Далее ареал эфы протягивается через Аравийский полуостров, Ирак, Иран, Афганистан и Индию вплоть до Северного Цейлона. На севере эфа достигает южной части Средней Азии. В нашей стране эта змея населяет восточное побережье Каспия до залива Кара-Богаз-Гол, предгорья Копет-Дага, Южные Каракумы. По Юго-Западным Кызылкумам эфа проникает на север почти до самого Аральского моря. На востоке эфа населяет предгорные районы Южного Узбекистана и Юго-Западного Таджикистана.
         Места обитания эфы очень разнообразны — бугристые пески, поросшие саксаулом, лессовые и даже глинистые пустыни, сухие саванновые редколесья, речные обрывы и террасы, развалины древних поселений. В благоприятных условиях эфа может быть весьма многочисленной. Например, в долине реки Мургаб на площади около 1,5 км2 за 7 лет змееловы добыли более 2 тысяч эф. Плотность популяции в таких биотопах достигает 3—7 особей на 1 га. Значительно реже встречается эфа на культурных землях, где ее можно иногда найти на пустырях, по обочинам полей и высохших арыков.
         В Средней Азии эфы появляются в конце февраля и до июня ведут дневной образ жизни, а летом становятся активными ночью. Осенью эфы снова появляются на поверхности в дневное время, но охотятся мало, больше греются на солнце и уходят на зимовку в октябре, забираясь в норы песчанок или в глубокие трещины и промоины в обрывах. В теплую зиму эфы даже в январе могут вылезать среди дня из укрытий, чтобы погреться под лучами зимнего солнца.
         Пищей песчаным эфам служат мелкие грызуны (песчанки, мыши, хомячки), реже ящерицы, птицы, небольшие змеи, озерные лягушки и зеленые жабы. Среди змей, подвергавшихся нападению эфы, отмечались водяной уж, стрела-змея, гюрза и сама эфа. Однажды эфе удалось проглотить водяного ужа, который был равен ей по длине.
         Молодые эфы питаются совсем другим кормом. Они употребляют в пищу беспозвоночных — сколопендр, скорпионов и саранчовых — и, кроме того, мелких ящериц.
         В марте — апреле у песчаных эф происходит спаривание, и в июле — августе самки рождают от 3 до 15 детенышей длиной 10—16 см.
         Передвигается главным образом «боковым ходом», механика которого описана выше. В нашей стране это единственная змея, которая передвигается подобным способом. Поэтому характерный след «бокового хода», состоящий из отдельных косых полосок с крючковатыми концами, сразу выдает песчаную эфу. Стоит пойти по свежему следу — и можно найти змею, которая охотится или уже заползла в нору. Раскапывая нору песчанки, куда скрылась эфа, можно не бояться, что она заберется далеко в глубь извилистых ходов. Стоит лишь разрыть начало норы, как эфа устремляется наружу и принимает характерную оборонительную позу. Свернувшись в два полукольца и держа голову в середине этой дуги, она непрерывно скользит одним полукольцом по другому, и боковые чешуйки с зубчатыми ребрышками издают громкий шипящий звук, будто льется струйка воды на раскаленную сковороду. Голова эфы все время направлена в сторону врага, и любой предмет, протянутый к змее, поражается стремительным броском. Энергия, подвижность и быстрота, с которой защищается и нападаот эфа, производят большое впечатление. Недаром во всех странах, где она водится, ее считают одной из самых опасных змей. Яд эфы часто упоминается как самый токсичный среди ядов гадюк, хотя он все-таки уступает по токсичности яду гюрзы. Яд эфы особенно резко снижает уровень фибриногена в крови, что вызывает обильные кровотечения как в районе укуса, так и в других «слабых» местах, особенно из слизистых оболочек глаз, носа и рта. Остальные симптомы отравления типичны для большинства гадюковых змей.
         В Индии и Юго-Западной Азии укус эфы нередко является причиной болезни и смерти людей, а также гибели домашнего скота. Считается, что при отсутствии медицинской помощи среди людей погибает около 5% укушенных. Для такой небольшой змейки это довольно много. Однако вполне вероятно, что часть из погибших людей обязана этим не столько укусу змеи, сколько применению вредных приемов самолечения — кровопусканий, прижиганий и перетяжек. Песчаная эфа, живущая на Цейлоне, отличается заметно более слабым ядом, и укусы ее не приводят к смертельным исходам.
         На Аравийском полуострове, в Египте (к востоку от Нила) и в Палестине распространена пестрая эфа (Echis coloratus) — коричневато-серая змейка с рядом светлых ромбов или полосок вдоль спины, длиной 70—75 см и весом до 200 г. На голове ее заметна светлая продольная полоска, иногда раздвоенная спереди и сзади.
         Пестрая эфа проникает на север до Мертвого моря и в Израиле является самой многочисленной из ядовитых змей. Она предпочитает каменистые и щебнистые склоны с твердой почвой и грудами камней, с сильно пересеченным рельефом. Песчаных мест, в отличие от предыдущего вида, пестрая эфа избегает. Зато она охотно заселяет поливные земли и становится многочисленной в некоторых оазисах. Так, в оазисе Ейн-Геди, на берегу Мертвого моря, после интенсивной ирригации и роста поселка пестрые эфы сильно размножились.
         Питаются они птицами, ящерицами и мелкими грызунами. Любопытно, что в упомянутом оазисе на орошаемых землях змеи с успехом переключились на зеленых жаб и озерных лягушек. Молодые змеи обычно питаются беспозвоночными и ящерицами.
         В мае — июне у пестрых эф происходит спаривание. Оно наблюдается как в дневное время, так и в темноте. Продолжительность каждого спаривания — около 3 часов. В августе — сентябре самки откладывают от 6 до 10 яиц. Вес яиц относительно большой — по 8—11 г, а вес всей кладки может составлять более трети веса беременной змеи. Неоплодотворенные самки не откладывают яиц, что часто бывает у других змей; в этом случае у пестрых эф яйца рассасываются внутри тела самки. Таким образом, экономятся ценные питательные вещества, что очень важно в суровых условиях пустыни. Яйца очень липки, и самки при откладке приклеивают их к стенке или даже к своду норы или пустоты между камнями, где происходит откладывание яиц. Иногда же самки роют головой неглубокую яму и, отложив яйца, засыпают их землей. Каждая самка откладывает яйца обычно лишь раз в 2 года. Осенью вылупляются молодые змейки длиной до 20—25 см и весом 6—7 г. Только в возрасте 4—5 лет песчаные эфы становятся половозрелыми.
         Обитая на плотном субстрате, песчаная эфа редко использует при движении «боковой ход», обычно же ползет типичным «змеевидным» способом. Только при сильном испуге и поспешном бегстве она переходит на быстрый «боковой ход». В отличие от песчаной эфы эта змея имеет сравнительно добродушный характер. При опасности она сворачивается в полукольцо и «шипит» боковыми чешуйками тела, но кусает редко и неохотно. Известно лишь немного случаев укуса этой гадюки, и смертельных исходов почти никогда не бывает.
         Древесные гадюки (род Atheris) распространены в лесах Центральной Африки от Гвинеи до Уганды и к югу до Замбии. Это своеобразные змеи, приспособившиеся к обитанию на деревьях. Такой необычный для гадюк образ жизни привел к формированию особых черт строения этих змей. Хотя голова у древесных гадюк треугольная и хорошо выражен шейный перехват, но тело их более стройное и ловкое, чем у наземных гадюк. Чешуи тела сильно ребристые — это улучшает сцепление при лазании по ветвям. Хвост цепкий, способен закручиваться и служит хватательным органом. Окраска древесных гадюк покровительственная — основной фон тела зеленый, под цвет листвы. Размеры их небольшие — обычно около 60 см. Питаются они различными древесными животными, в основном лягушками, грызунами и ящерицами. Схватив добычу зубами, змея не выпускает ее изо рта и, дождавшись действия яда, тут же среди ветвей заглатывает. Во время отдыха древесные гадюки обычно пристраиваются на ветвях и держат переднюю часть тела в поднятом положении, изогнув ее под острым углом. Такая поза делает змею очень похожей на согнутую или надломленную ветку.
         Из 7 видов этих змей наиболее обычна шершавая древесная гадюка (Atheris squamiger), живущая в тропических лесах бассейна Конго и на восток до озера Ньяса. Она окрашена в серовато-зеленый цвет с желтыми поперечными кольцами вокруг тела. В Западной Африке, от Гвинеи до Габона, распространена зеленая древесная гадюка (Atheris chloroechis), светло-зеленой окраски с двумя рядами округлых желтых пятен вдоль спины. Рогатая древесная гадюка (Atheris ceratophorus) отличается парой чешуйчатых выростов над глазами. Она встречается в лесистых горах Усамбара в Танганьике.
Семейство Ямкоголовые змеи (Crotalidae)
         Ямкоголовые змеи в общих чертах строения и образа жизни имеют много сходного с гадюковыми, Поэтому некоторые специалисты присоединяют ямкоголовых к гадюковым на правах подсемейства. Однако для всех без исключения ямкоголовых очень характерен особый парный орган чувств, имеющий вид лицевых ямок, расположенных между ноздрями и глазом. Поэтому эти змеи и получили название «ямкоголовые». Роль парных ямок долгое время оставалась неизвестной. Им приписывали самые различные функции — слуха, обоняния и др. Лишь в конце 30-х годов ученые путем экспериментов установили, что эти органы являются чувствительными термолокаторами.
         Устройство термолокаторов довольно сложное. Снаружи мы видим только одну широко открытую ямку. Но позади нее имеется под кожей другая, меньшая по размерам полость, отделенная от первой тонкой чувствительной мембраной. Сзади эта полость сообщается с внешней средой при помощи узкого канала. Канал выходит наружу маленьким отверстием перед самым глазом змеи и может замыкаться специальным кольцевым мускулом. Таким образом, давление воздуха в задней камере может выравниваться с атмосферным (при открытом канале) или же фиксируется (при закрытом канале) и тогда уже зависит от воздействия тепловых лучей на мембрану. В этом случае по изменению положения мембраны змея узнает о количестве тепловой (инфракрасной) радиации, попадающей в лицевую ямку.
         Поскольку термолокаторный орган парный и расположен с обеих сторон головы, то змее нетрудно судить о том, в каком направлении и на каком расстоянии расположен предмет, излучающий тепло. Если в левую ямку попадает больше тепла, значит, источник тепла находится слева, а если в правую, — наоборот. Поворачивая голову, змея добивается того, что в обе ямки попадает равное количество тепла, — значит, источник тепла находится прямо перед ней. Расстояние до предмета змея определяет по тому углу, который образуют тепловые лучи, попадающие в левую и правую ямку (стереоэффект). Это происходит совершенно инстинктивно, так же как мы узнаем удаленность предметов, глядя на них обоими глазами.
         Нетрудно понять, какую важную роль играет орган термолокации в жизни ямкоголовых змей. С его помощью они отыскивают ночью и в сумерках свою добычу — мелких млекопитающих и птиц. Укусив животное, змея дает ему отбежать и умереть, а затем опять путем термолокации легко находит в темноте еще не остывшее тело жертвы.
         Установлено, что термолокатор ямкоголовой змеи улавливает различия в температуре даже меньше 0,2°. Точность этого органа также очень высока. В эксперименте у змей выключали все остальные органы чувств — заклеивали глаза и ноздри, удаляли язык. И, несмотря на это, они безошибочно поражали ударом своих зубов нагретый предмет, движущийся перед их головой.
         Ядозубной аппарат ямкоголовых устроен в общих чертах так же, как и у гадюковых. Их верхнечелюстная кость сильно укорочена, способна вращаться и несет только парные ядопроводящие клыки. На боковой стороне этой кости, в отличие от гадюковых, имеется обширное углубление. В нем помещается вышеописанный орган термолокации.
         Голова у ямкоголовых имеет треугольную или сердцевидную форму с резко выраженным шейным перехватом и покрыта мелкими чешуйками. Тело плотное, но обычно не толстое, покрыто чаще всего сильно ребристой чешуей. Хвост у наземных видов обычно короткий, резко суженный, а у древесных — тонкий, цепкий и служит хватательным органом. У представителей двух американских родов — Sistrurus и Crotalus — на конце хвоста имеется своеобразное образование — погремушка, или трещотка. За эту трещотку их называют гремучими змеями, а нередко это название распространяют на все семейство ямкоголовых. Трещотка состоит из нескольких твердых кожистых чехликов-колокольчиков, частично надетых друг на друга. Каждый следующий сегмент трещотки образуется при очередной линьке змеи. Новорожденная гремучая змея имеет на конце хвоста лишь большой округлый щиток. При первой линьке, которая происходит сразу после рождения, этот щиток сходит вместе со всей шкуркой. Затем кончик хвоста утолщается в виде луковицы, и при второй линьке отставшая кожица уже не может слезать с кончика хвоста. Она отрывается от остального выползка и остается свободно надетой на кончик хвоста, держась сужением за шейку луковицы. К следующей линьке утолщение делается уже двойным, и второй отслоившийся чехлик имеет два сужения. Концевым сужением он крепится на хвосте змеи, а за его срединное сужение держится предыдущий чехлик. И так далее, при каждой линьке образуется новый чехлик-колокольчик. Самый крайний из них оказывается самым старым.
         Так как змея линяет примерно 3—4 раза в год, то можно по числу сегментов трещотки приблизительно судить о возрасте змеи. Но это можно сделать лишь в том случае, если на трещотке сохранился самый первый сегмент, имеющий лишь одно концевое сужение. На самом деле в природе змеи часто теряют часть сегментов или даже всю трещотку, и обычно число сегментов не превышает 6—8. Очень редко можно встретить змею с числом сегментов больше 10, а максимальное число их, отмеченное в природе, достигало 23. В неволе, где змеи ведут более спокойный, малоподвижный образ жизни, удалось вырастить одну гремучую змею с 29 сегментами в погремушке.
         Когда гремучая змея испугана или раздражена, она сворачивается в кольца и, приподняв кончик хвоста, начинает быстро вибрировать им. При этом сегменты трещотки, сотрясаясь, издают довольно громкий сухой, трещащий звук. Он бывает слышен с расстояния до 30 м. Очень трудно передать характер этого звука, и человек, не слышавший его, обычно не может себе его представить. Звук этот называют и треском, и жужжанием, шуршанием, и даже свистом, но ни одно из этих слов не создает должного представления. Иногда сравнивают звук трещотки со стрекотанием некоторых крупных саранчовых или цикад — это уже довольно близко характеризует его. Однако, подолгу стоя около гремучей змеи и слушая раздраженный сухой треск ее погремушки, мы убедились, что он удивительно сходен со стрекотанием узкопленочного кинопроектора.
         Трещотка — это дополнительное средство обороны, подобное шипению многих змей или шуршанию боковых чешуек эфы. Звуком трещотки змея выражает испуг, беспокойство и раздражение. Она предупреждает врага на расстоянии в расчете на то, что он раздумает приближаться, убедившись, что это не безобидный уж, а гремучая змея. Этим самым змея старается избежать столкновения и лишь для непонятливого противника оставляет ядовитый укус как последнее средство обороны. Предполагают, что основной функцией трещотки в природе явилось предупреждение бизонов и других копытных, которые могли, не заметив, наступить на змею и затоптать ее.
         К семейству ямкоголовых змей относят около 120 видов, объединяемых в 6 родов. В восточном полушарии распространено только 2 рода — Ancistrodon (10 видов) и Trimeresurus (32 вида), населяющие южную и восточную часть Азии. Далеко на северо-запад проникает лишь один вид (обыкновенный щитомордник), достигающий низовьев Волги, Азербайджана и Ирана. Два упомянутых рода, вероятно, наиболее древние среди ямкоголовых. Их предки проникли в западное полушарие через Берингию, где дали начало другим, более молодым родам ямкоголовых змей. На американском материке встречается род Bothrops (48 видов), очень близкий к азиатскому роду Trimeresurus, затем монотипический род Lachesis и два рода гремучих змей — Sistrurus (3 вида) и Crotalus (26 видов). Кроме того, в Северной Америке распространено 3 вида щитомордников (род Ancistrodon). Наибольшее видовое разнообразие ямкоголовых наблюдается в Центральной и Южной Америке (более 40 видов), но эту область нужно рассматривать как вторичный центр расцвета семейства, а центром происхождения следует считать Юго-Восточную Азию.
         Большинство ямкоголовых — наземные змеи, живущие в сравнительно сухих местообитаниях. Однако среди них есть и строго древесные формы, имеющие зеленую окраску под цвет листвы и цепкий хвост. Отдельные виды (водяной щитомордник, ромбический гремучник) живут в болотистых местах и хорошо плавают.
         Ямкоголовые — сумеречные или ночные животные, охотящиеся за мелкими млекопитающими и птицами. Немногие из них специализировались на поедании земноводных, рыбы и даже падали.
         Среди ямкоголовых много очень ядовитых и опасных видов. Только у некоторых мелких змей сравнительно слабый яд и укус их не опасен для человека. Укус таких крупных и сильных змей, как бушмейстер, жарарака, каскавела, представляет серьезную опасность для здоровья и жизни человека. У большинства ямкоголовых, как и у гадюковых, в составе яда преобладают ферменты — гемотоксины, действующие на кровеносную систему, вызывающие кровоизлияния, опухоли, тромбозы и другие местные поражения. Однако у некоторых видов (каскавела, массасауга) в яде содержится значительная доля нейротоксинов, которые действуют на нервную систему, вызывая паралич дыхательного центра и других нервных узлов.
         В период размножения у ямкоголовых змей происходят брачные турниры между самцами, ухаживание за самкой также имеет свой особый ритуал. Большинство ямкоголовых яйцеживородящи, только бушмейстер, горная куфия и гладкий щитомордник откладывают яйца. Щитомордники (род Ancistrodon) — единственный род ямкоголовых змей, распространенный как в восточном (10 видов), так и в западном полушарии (3 вида).
         Два вида (обыкновенный и восточный) встречаются в нашей стране.
         Обыкновенный, или Палласов, щитомордник (Ancistrodon halys) населяет обширную область от устья Волги и Юго-Восточного Азербайджана через Среднюю и Восточную Азию до берегов Тихого океана. В Средней Азии он проникает на север до 50° с. ш., но зато отсутствует в пустыне Каракумы. В Сибири и на Дальнем Востоке щитомордник заходит еще дальше на север, до 55° с. ш. За пределами нашей страны он обитает в Северном Иране и Афганистане, Монголии, Китае и Корее. На протяжении этого громадного ареала щитомордник образует около семи подвидов.
         Размеры щитомордника небольшие — обычно не более 70 см. Общий фон окраски серый, коричневый, и на спине расположены широкие темные поперечно вытянутые пятна, часто отороченные черным. Вдоль боков туловища идет ряд более мелких темных пятен. На голове сверху выделяется четкий пятнистый рисунок, а сбоку проходит темная заглазничная полоса.
         Живут эти змеи в самых разных местах: в Закавказье — в горных лесах и высокогорных каменистых степях, в Средней Азии — в степях, глинистых и щебнистых пустынях, в Сибири и на Дальнем Востоке — в лесах и на щебнистых склонах гор. В горах щитомордники встречаются на высоте более 4000 м над уровнем моря. В качестве убежищ змеи избирают расщелины между камнями, норы песчаных сусликов и других грызунов, нередко они поселяются на кладбищах, в развалинах, по обрывам рек.
         Пища состоит из мелких грызунов, ящериц, птиц, беспозвоночных (саранчовых, фаланг, многоножек и др.). Изредка поедает птичьи яйца, мелких змей (стрела-змея и др.). Беспозвоночные составляют основу питания молодых змей.
         На охоту щитомордники выходят обычно после захода солнца и бывают активны до утра. Однако ранней весной и осенью они активны в дневное время. Каждая змея имеет обычно свой охотничий участок радиусом 50—80 м.
         Период спаривания длится с марта по июнь, но отмечено и осеннее спаривание. В июле — октябре самки приносят от 2 до 12 детенышей длиной 15—20 см.
         Укус щитомордника для человека весьма болезнен, но через 5—7 дней наступает полное выздоровление. Смертельных исходов от укуса этой змеи почти неизвестно. Как метко писал в свое время А. А. Емельянов, «если домашние или соседи не вмешиваются со своими способами и средствами лечения, то последствия укусов проходят довольно скоро и без каких-либо осложнений».
         На Дальнем Востоке, в Восточном Китае, Корее, в Японии и на Тайване живет восточный щитомордник (Ancistrodon blomhoffi). Эта змея, размером до 65 см, буровато-серого или коричневого цвета, с темными ромбовидными или парными эллиптическими пятнами на спине. В середине эти пятна светлые, а снаружи оторочены черной полосой. По бокам тела — ряд темных округлых пятен.
         Восточный щитомордник живет в сырых, открытых местах, по опушкам леса, на высокотравных лугах и болотах, по межам рисовых полей. Пищу его составляют мелкие грызуны, а также лягушки и изредка рыба. Осенью самки рождают от 2 до 8 детенышей длиной около 15 см.
         Мясо щитомордников употребляется в пищу японцами и корейцами в сушеном виде. Кроме того, оно считается у них целебным средством против некоторых болезней и поэтому высоко ценится.
         Остальные виды щитомордников обитают значительно южнее. Гималайский щитомордник (Ancistrodon himalayanus), живущий в Западных Гималаях, проникает в горы выше всех своих сородичей. Его находили на высотах около 4900 м над у. м.
         В Южной Индии и на Цейлоне распространен горбоносый щитомордник (Ancistrodon hypnale), у которого передняя часть морды особенно вздернута и в отличие от остальных щитомордников, покрыта мелкими щиточками неправильной формы.
         При содержании этого вида в неволе обнаружена интересная особенность поведения у молодых особей. Заметив добычу (ящерицу, лягушку и т. п.), змейка сворачивается в кольцо, и лишь выставленный ярко-оранжевый кончик хвоста извивается. Животное принимает этот кончик за червяка или гусеницу и, соблазненное, приближается к змее. Когда оно уже собирается схватить «червяка», змея наносит молниеносный укус.
         На Индокитайском полуострове, на Суматре и Яве обитает гладкий щитомордник (Ancistrodon rhodostoma), отличающийся тем, что чешуи туловища у него гладкие, без ребрышек. Окраска его очень красива, состоит из парных треугольных пятен бурого цвета с белой и черной оторочкой на ярком красно-буром фоне туловища. Эта змея обычна в сырых и заболоченных местностях, на рисовых полях и других сельскохозяйственных землях, где охотится за грызунами и лягушками.
         В отличие от других видов самка гладкого щитомордника откладывает яйца (10—30) и охраняет кладку.
         Три вида щитомордников распространены в Северной Америке. Самый обычный из них медноголовый, или мокассиновый, щитомордник (Ancistrodon contortrix). Длина его составляет обычно около 90 см, изредка чуть больше метра. Основной цвет тела желтовато-коричневый с широкими перевязями красно-бурого цвета, которые расширяются на боках, а на хребте суживаются и иногда вовсе прерываются. Верх головы медно-красный, а бока светло-коричневые.
         Медноголовый щитомордник обитает в восточных и юго-восточных штатах США. На север он доходит до 42° с. ш., на запад — до Небраски и Техаса. Населяет самые различные местообитания — разреженные лиственные леса, луга и пастбища, каменистые склоны низкогорий, часто посещает поля, сады и окрестности селений. Кормится мелкими грызунами, а также различными насекомыми — саранчовыми, цикадами, гусеницами.
         Весной у медноголовых щитомордников происходит спаривание, причем самцы в борьбе за участок устраивают эффектные брачные турниры. В августе — сентябре самки рождают по 5—6 детенышей.
         Эти змеи легко уживаются в неволе и при хороших условиях содержания могут размножаться. Живут в неволе подолгу, до 21 года.
         Укус щитомордников очень болезнен, после него развиваются местные явления, но для жизни не опасен. По свидетельству известного американского герпетолога К. Поупа, это «маленький плут и злодей среди ядовитых змей Северной Америки. Он сует свой нос повсюду и кусает тогда, когда его совсем не ожидаешь». Действительно, широкое распространение по самым различным биотопам, высокая численность и обитание близ селений обусловливают относительную частоту укусов людей.
         Водяной щитомордник (Ancistrodon piscivorus) имеет более ограниченный ареал — юго-восток США, на север примерно до 37° с. ш. и на запад до Южного Техаса.
         В длину он достигает почти 1,5 м. Молодые особи окрашены в красновато-бурый цвет с темными поперечными полосами на спине, с ярко-желтым концом хвоста. Свой яркий хвост молодые змеи используют как приманку для своей добычи, червеобразно извивая его. У взрослых особей четкие полосы расплываются, окраска становится темно-бурой, почти черной. По бокам головы нередко проходят две узкие белые полоски (надглазничная и губная), соединяющиеся на кончике морды.
         Водяные щитомордники населяют сырые луга и болота, берега прудов, ручьев и рек. Они хорошо плавают и ныряют. Пищей им служат лягушки, рыбы, мелкие змеи и грызуны, ящерицы и птицы.
         Любопытна склонность их к поеданию мертвой добычи. Они нередко подбирают головы и внутренности рыб, брошенные рыбаками. На островах Сидер Ки, близ Флориды, эти змеи особенно многочисленны. Здесь они поселяются в колониях бакланов и голенастых птиц и поедают оброненную или отрыгнутую птицами рыбу.
         В марте змеи приступают к размножению. Брачные турниры между самцами нередко проходят прямо в воде, так что из воды торчат только высоко поднятые головы и шеи соперников. Самцы способны к размножению в течение всего года, и поэтому спаривание иногда можно наблюдать и летом, и осенью. В августе — сентябре самки рождают от 5 до 15, в среднем около 8, детенышей длиной 15—30 см.
         В неволе водяные щитомордники живут прекрасно, быстро привыкают к хозяину, охотно едят мертвую пищу. С другими змеями их содержать нельзя, так как щитомордники поедают их. Размножать их в неволе очень легко, при хороших условиях самки приносят ежегодный приплод. Известны особи, прожившие в неволе 21 год.
         В состоянии испуга и раздражения водяной щитомордник принимает характерную оборонительную позу. Свернувшись в кольцо, он высоко приподнимает переднюю часть туловища и дугообразно изгибает шею. При этом он периодически открывает пасть, демонстрируя белую внутренность рта. За эту манеру он получил у местного населения прозвище «хлопковый рот» (cottonmouth). Кроме того, щитомордник сильно вибрирует кончиком хвоста, ударяя им о землю с хорошо слышным шуршанием.
         Водяной щитомордник входит в число пяти видов змей, на долю которых приходится до 95% всех змеиных укусов в США. Последствия его укуса весьма болезненны, но смертельные исходы чрезвычайно редки. Яд водяного щитомордника используется в медицине для изготовления кровоостанавливающих лекарств.
         Южнее предыдущих видов обитает мексиканский щитомордник (Ancistrodon bilineatus). Он распространен в низменных прибрежных районах Мексики, Гватемалы, Никарагуа. Окраска его туловища красно-бурая, с чередующимися светлыми и темными поперечными полосами. Границы этих полос «прострочены» белым пунктиром. Голова украшена узкими белыми полосками над глазами и вдоль рта, соединенными впереди. У молодых особей хвост ярко-оранжевый, и они используют его как приманку, подобно водяному и горбоносому щитомордникам.
         Следующий род ямкоголовых змей мы находим только в восточном полушарии. Это азиатские копьеголовые змеи, или куфии (род Trimeresurus), называемые иногда ямкоголовыми гадюками. Известно более 30 видов этих змей. В отличие от щитомордников голова куфий покрыта мелкими щиточками неправильной формы. Очертания головы резко треугольные, с заостренной мордой, и шея резко сужена, так что передняя часть тела действительно напоминает копье. Среди куфий есть и наземные обитатели, как правило более крупных размеров, и более мелкие древесные формы, снабженные цепким хватательным хвостом.
         Самый крупный вид — хабу (Trimeresurus flavoviridis), достигающий 1,5 м в длину, с желтовато-зеленой окраской туловища. Он живет на островах Окинава и Амами. Излюбленные местообитания хабу — возделанные земли и окрестности селений. Хабу активен по ночам, он хорошо лазает по деревьям и часто посещает селения. Сюда его привлекает обилие грызунов. В пище змеи основную долю составляют серая и черная крысы, кроме того, различные птицы, изредка змеи и лягушки. Молодые особи кормятся в основном ящерицами и лягушками.
         В связи с обилием этой змеи она приносит много беспокойства местному населению. Однако, хотя укусы происходят довольно часто, случаи гибели людей от укуса хабу исключительно редки.
         В Восточных Гималаях, на Индокитайском полуострове и на Тайване распространена горная куфия (Trimeresurus monticola). Размеры взрослых особей около 1 м. По коричневому фону туловища идут два ряда черных квадратных пятен, иногда сливающихся попарно. Горная куфия живет в горных лесах. Самки не рождают детенышей, а откладывают яйца (5—8 штук) в кучу листвы и охраняют их, отражая нападение любого хищника.
         Бамбуковая куфия, или будру-пам (Trimeresurus gramineus), длиной до 1 м, с травянисто-зеленой окраской спины и ярко-красным концом хвоста. Будру-пам обитает в Индии, Пакистане и Непале, на Андаманских и Никобарских островах. Эта змея держится в густых зарослях и днем отдыхает на ветвях, укрепившись при помощи цепкого хвоста. Ночью бамбуковая куфия охотится на мелких грызунов, птиц и лягушек. Укус ее для человека не смертелен. Кроме того, она кусает лишь в случае если ей причиняют боль или сильно ее беспокоят. При осторожном обращении можно брать ее в руки, не подвергаясь укусу.
         Храмовая куфия (Trimeresurus wagleri) обычна на Малаккском полуострове и на островах Малайского архипелага, на восток — до Целебеса и на север до Филиппинских островов. Эта красивая змея не превышает 1 м в длину. Черновато-зеленый фон верха перехвачен ярко-желтыми поперечными кольцами. Верх головы украшен изящным желтым рисунком, над глазом проходит ярко-желтая полоса, а через глаз — черная лента. Брюхо змеи желтовато-зеленое.
         Храмовая куфия живет в низменных лесах, включая мангровые заросли побережий. Она активна по ночам, охотится на птиц, мелких грызунов, ящериц. Днем она спокойно лежит среди листвы деревьев и, если взять ее осторожно руками, никогда не кусает. Яд ее, хотя и вызывает при укусе боль и опухоль, но для жизни человека не опасен. Пользуясь мирным характером храмовых куфий, местные жители берут их, приносят к себе во двор и сажают на ветви деревьев вблизи дома. Они уверены, что присутствие этих змей обеспечивает семейное счастье.
         Храмовая куфия получила свое название за то, что именно она в массе населяет знаменитый Змеиный храм на острове Пенанг, близ западного побережья Малакки. Сотни этих змей, принесенные сюда служителями культа, сидят на стенах и зданиях, свешиваются с ветвей деревьев и отдыхают в жертвенных чашах.
         По прибрежным мангровым зарослям Малаккского полуострова и соседних островов обитает береговая куфия (Trimeresurus purpureomaculatus), винно-красного или пурпурно-коричневого цвета со светло-зелеными боками и зеленоватым брюхом. В неволе приходилось наблюдать, как эта куфия свешивается с ветвей, хватает пробегающую мышь и заглатывает ее прямо на весу.
         Очень близки к азиатским куфиям американские копьеголовые змеи, или ботропсы (род Bothrops). 48 видов этих змей населяют Центральную и Южную Америку. (Некоторые зоологи объединяют азиатских и американских копьеголовых змей в один род Trimeresurus.) Для всех ботропсов характерна треугольная голова, покрытая сверху мелкими щитками и отделенная от туловища резким шейным сужением. Около 40 видов — типичные наземные змеи, и лишь 8 видов приспособились к жизни на деревьях.
         Кайсака, или лабария (Bothrops atrox), — самая крупная копьеголовая змея, длиной обычно до 2 м, а изредка достигающая 2,5 м. Плотное, но стройное туловище кайсаки имеет серую или коричневую окраску с четкими крупными ромбами на спине, отороченными черной полосой. Подбородок змеи окрашен в ярко-желтый цвет, за что ее часто называют «желтая борода» (barba amarilla). Кайсака населяет всю Центральную Америку на север до 22° с. ш., тропическую Южную Америку до Аргентины и острова Тринидад, Тобаго, Сент-Люсия и Мартиника. Распространение кайсаки только на двух центральных островах из группы Малых Антильских представляет интересную загадку. Некоторые исследователи полагают, что эта змея была завезена на острова в XIII в. индейцами-араваками, приплывшими сюда с материка.
         В выборе местообитаний кайсака чрезвычайно неприхотлива. Она обычна и в лесных местностях, и в открытых ландшафтах, и на возделываемых землях. В некоторых районах Центральной Америки кайсака превосходит по численности всех остальных ядовитых змей, но в Бразилии она не столь многочисленна, уступая первенство жарараке и каскавеле.
         Кайсака охотится на млекопитающих и птиц, изредка поедает ящериц и змей. В окрестностях селений она ловит крыс и мышей. Молодые особи довольствуются ящерицами и беспозвоночными.
         Самки кайсаки рождают живых детенышей — до 70 экземпляров в приплоде.
         Укус этой змеи, ввиду ее величины и большой силы яда, очень болезнен и при отсутствии эффективных мер помощи приводит к смертельному исходу в 10—15% случаев. Основные симптомы отравления — массовые внутренние кровоизлияния, посинение и опухоль укушенной конечности, быстро распространяющиеся на все тело. Новорожденные змейки также очень активны и способны укусить, вызвав серьезное отравление. В неволе кайсака живет хорошо, вскоре привыкает к хозяину и не проявляет агрессивности. Кормить ее нужно мышами и крысами. При совместном содержании нескольких особей крупные экземпляры нередко съедают своих мелких сородичей.
         В змеепитомник Бутантана доставляется ежегодно по 300—400 кайсак, и каждая из них дает при первом взятии по 50—100 мг яда (в сухом виде).
         Если кайсака примечательна своими крупными размерами и обширным ареалом, то обыкновенная жарарака (Bothrops jararaca) выделяется исключительно высокой численностью. Это самая многочисленная ядовитая змея в Центральной и Южной Бразилии. Кроме того, она обычна в Парагвае, Уругвае и Северной Аргентине. Длина ее до 1,5 м, окраска желтовато-бурая, рисунок туловища состоит из двух рядов темных С-образных пятен по бокам. Иногда они соприкасаются на хребте и образуют Х-образные пятна. Ядовитые зубы в сравнении с размерами тела очень крупные — до 2 см.
         Жарарака населяет кампосы — кустарниковые и травянистые саванны, а также сухие редколесья. Держится обычно на земле, днем лежит неподвижно, греясь на солнце или прячась в тень при сильной жаре, а ночью отправляется на охоту за грызунами и птицами. При этом изредка взбирается на ветви кустарников.
         В змеепитомнике Бутантан в г. Сан-Паулу жарарака — самая многочисленная змея. За последние 60 лет этот питомник получил от добровольных ловцов более 300 тысяч жарарак, что составляет примерно половину всех ядовитых змей, полученных питомником за все это время. Любопытно, что за полвека число жарарак, ежегодно поступающих в питомник, практически не снизилось и держится на уровне 4—6 тысяч в год. Отсюда можно понять, что ловцами изымается лишь небольшая часть популяции. Остающихся в природе змей вполне достаточно для поддержания прежней численности.
         От одной жарараки получают при первом взятии яда в среднем 34 мг (в сухом виде), изредка — до 150 мг. За год все обыкновенные жарараки Бутантана дают 300—500 г сухого яда.
         Среди виновников змеиных укусов в Бразилии на первом месте стоит жарарака (80—90% укусов). Ее яд, как и у других ботропсов, вызывает сильный отек и красноту, кровоизлияния и некроз тканей в области укуса. Смертность среди людей при отсутствии сыворотки может достигать 10—12%, при своевременном и правильном лечении укушенные выздоравливают.
         Заметно крупнее жарараки другой вид ботропсов — жараракусу (Bothrops jararacussu). Средняя длина ее 1,6 м, но отдельные экземпляры достигают длины свыше 2 м. Туловище коричневато-желтых тонов разрисовано крупными темными зигзагами по бокам, обведенными сверху желтой полоской. Жараракусу водится в Центральной и Южной Бразилии, Уругвае, Парагвае, Северной Аргентине и Юго-Восточной Боливии. Эта змея обитает в кампосах и разреженных лесах, причем держится обычно вблизи воды.
         Она гораздо малочисленное жарараки; об этом можно судить по тому, что в Бутантан доставляется ежегодно лишь немного более сотни жараракусу. Зато при первом взятии от одной такой змеи получают 100—300 мг яда (в сухом виде). Рекордное количество яда, полученное от одной змеи, — 1 г. Таким образом, это самая «удойная» змея Бутантана.
         Уруту, или полулунный ботропс (Bothrops alternates), длиной до 1,5 м, имеет яркий рисунок — на боках тела расположено по ряду крупных темно-бурых пятен в виде жирной буквы С, положенной рогами вниз. Каждое пятно обведено сверху ярко-желтой или белой полосой. Эти пятна по обоим бокам либо чередуются, либо соприкасаются на хребте, сливаясь в жирную букву X.
         Уруту распространен в Южной Бразилии, Парагвае, Уругвае и Северной Аргентине. Держится по сырым низменностям, заливным лугам, близ водоемов. В Бразилии уруту по численности уступает каскавеле и жарараке, но в Аргентине это самая обычная из ядовитых змей.
         В змеепитомник Бутантана поступает в год 100—400 уруту. Каждая змея дает при первом взятии около 60 мг яда (в сухом виде).
         Пятнистая жарарака (Bothrops neuwiedi) мельче предыдущих видов — около 1,2 м длиной. Ее туловище покрыто сверху двумя рядами небольших чередующихся ярко-желтых и темно-бурых округлых пятен. Она широко распространена в Центральной, Восточной и Южной Бразилии, в Парагвае, Боливии и Северной Аргентине. У пятнистой жарараки четко выражена географическая изменчивость, известно 12 подвидов этой змеи.
         Пятнистая жарарака поступает в Бутантан сравнительно часто — около 500 штук в год, однако «удойность» этих змей очень невелика — 20—30 мг сухого яда при первом взятии.
         Только в Южной Бразилии встречается котиара, или черная жарарака (Bothrops cotiara), окрашенная сходно с уруту, но с более редкими, крупными и темными С-образными пятнами. Ее также постоянно присылают в Бутантан (по 400—500 штук в год) и при первом взятии получают от каждой по 40 мг яда (в сухом весе).
         На островке Кеимада-Гранде обитает особый вид — островной ботропс (Bothrops insularis). Небольшой скалистый остров площадью около 3 км2 расположен в 60 км от г. Сантус (Южная Бразилия), покрыт довольно густыми зарослями кустарников и низкорослых деревьев. Островной ботропс питается здесь мелкими грызунами, а также птицами, которых змея сторожит, взбираясь на ветви.
         Удивительно, что большинство самок этого вида имеет также и мужские копулятивные органы. При вскрытии у них обнаруживаются вполне развитые яичники и семенники. Возможно, что такая аномалия (гермафродитизм или интерсексуальность) выработалась в связи с ограниченностью популяции на маленьком острове. Интерсексуальность позволяет повысить темп размножения при данном уровне численности. Замечено, что за последние полвека доля самцов в популяции уменьшилась, а процент интерсексуальных особей увеличился.
         В пустынных районах Центральной и Восточной Аргентины живет курносый ботропс (Bothrops ammodytoides), отличающийся вздернутым кончиком морды. Это самый южный вид ботропсов. Остальные виды обитают главным образом в экваториальной Америке. Многие из них проникают высоко в горы, а некоторые перешли к древесному образу жизни.
         Самый известный из них — цепкохвостый ботропс (Bothrops schlegeli) длиной всего 50—60 см, зеленого цвета с ячеистым рисунком из узких красно-бурых полос. Кончик хвоста окрашен в светло-красный цвет. Над глазами торчит пара коротких рожков, образованных выступающими надглазничными чешуйками. Цепкохвостый ботропс населяет влажные тропические леса от Южной Мексики до Венесуэлы и Эквадора. Днем он неподвижно лежит среди ветвей, иногда свешивается с них, держась только на кончике цепкого хвоста. В таком висячем положении он способен наносить укус, свернувшись на весу в несколько колец и выбрасывая вперед переднюю часть тела. С наступлением темноты змея становится активной и ловко лазает по ветвям в поисках добычи.
         Самая крупная среди ядовитых змей Америки выделяется в особый род — бушмейстер, или сурукуку (Lachesis mutus). Это гигант в семействе ямкоголовых, достигающий длины 3,6 м. Его мощное туловище желтовато-коричневого цвета украшено цепочкой крупных четких темно-бурых ромбов, обведенных снаружи и изнутри светлыми каемками. Бушмейстер распространен от Никарагуа по всей экваториальной Америке на юг до Боливии и Юго-Восточной Бразилии. Он обитает в густых влажных лесах, держится обычно на земле близ воды, охотится в сумерках на мелких млекопитающих и птиц. Численность его везде очень низкая, и в освоенные районы эта змея не проникает. Поэтому встретить бушмейстера в природе удается очень редко. Показательно, что в змеепитомник Бутантана бушмейстер попадает в среднем один раз в шесть лет. Экспедиции, специально посланные на отлов этой змеи в бассейн Амазонки, не дали результатов. Это еще раз свидетельствует о низкой численности бушмейстера даже в его излюбленных местообитаниях. В отличие от большинства ямкоголовых змей бушмейстер яйцекладущ. Кладка состоит из 10—20 яиц, и самка охраняет ее.
         Ядовитые железы бушмейстера очень крупные, а клыки достигают 2,5 см длины. При укусе он может ввести в тело жертвы до 5,6 мл яда (более 1 г в сухом весе). Однако яд, очевидно, не очень токсичен, так как известные случаи укуса сопровождались болезненными явлениями средней тяжести, не сильнее, чем при укусе жарараки. Смертность даже при отсутствии своевременной помощи не превышает обычно 10—12%. Поскольку эта змея везде редка и держится в малодоступных местах, случаи укусов единичны.
         Гремучих змей можно считать венцом в эволюции всех ядовитых змей. У них наибольшего развития достигает ядозубной аппарат, сила и разносторонность действия яда у некоторых видов очень велики, высоко развиты органы чувств, исключительна быстрота реакции. Гремучие змеи четко разделяются на два рода. Из них более примитивными являются карликовые гремучники (Sistrurus) — мелкие змеи со слаборазвитой трещоткой (не более 12 члеников). Голова их покрыта крупными щитками правильной формы. Известно 3 вида карликовых гремучников.
         Массасауга, или цепочный карликовый гремучник (Sistrurus catenatus), длиной около 80 см, изредка до 1 м, серовато-бурого цвета, с округлыми темными пятнами вдоль спины, обведенными светлой каймой. Массасауга образует две расы — восточную и западную. Восточная массасауга живет в болотистых местностях в районе Великих озер и на запад до штата Канзас, а западная — на лугах и в прериях от Канзаса до южных границ США. Питается мелкими грызунами, реже лягушками и птицами. Самки рождают обычно по 5—13 детенышей. Укус массасауги болезнен, сопровождается как местными явлениями (опухоль, кровоизлияние), так и поражением нервных центров; однако смертные случаи не известны.
         Просяной карликовый гремучник (Sistrurus miliaris) длиной всего 50—60 см. По спине его проходит ряд крупных черных пятен, разделенных светло-коричневыми промежутками; по бокам тела — ряды более мелких пятен. Просяной гремучник населяет юго-восток США, на север доходит до 47° с. ш. и на запад — до Техаса. Пищу его составляют мыши, птенцы, мелкие лягушки, ящерицы и насекомые. Осенью самки рождают по 5—8 детенышей.
         Укус просяного гремучника, несмотря на его миниатюрность, может иметь серьезные последствия. В яде его наряду с гемотоксинами имеются и нейротоксины, поэтому картина отравления получается сложной, местные явления сочетаются с поражением нервной системы. Однако смертельных исходов не бывает, и через неделю наступает выздоровление.
         В горах Южной Мексики обитает мексиканский карликовый гремучник (Sistrurus ravus), длиной около 60 см. Он встречается в кустарниковых зарослях и в лесах на высоте от 1800 до 3000 м над уровнем моря.
         Настоящие гремучники (род Crotalus), в отличие от карликовых, имеют хорошо развитую трещотку (до 20 и более сегментов), голова их покрыта сверху мелкими щиточками. Только над глазами и впереди них могут быть более крупные щитки. Почти все они распространены в Мексике и США, только зеленый гремучник проникает в Юго-Западную Канаду, а каскавела широко заселяет Южную Америку вплоть до Аргентяны. Все гремучники — наземные змеи, охотящиеся обычно в сумерках и ночью. Все они яйцеживородящи. Яд гремучников содержит главным образом гемотоксины (геморрагии, тромбин, цитолизин), вызывающие опухоли, кровоизлияния, тромбозы и т. п. Исключением оказывается лишь яд каскавелы, богатый также и нейротоксинами.
         Полосатый гремучник (Crotalus horridus) обычно бывает длиной 1,5 м; отдельные особи достигают 1,9 м. Общая окраска тела желтовато-бурая, с четкими поперечными пятнами темно-коричневого или черного цвета. Пятна эти сужаются на боках, иногда сужения направлены вперед, и пятна имеют форму полулуний. Часто они оторочены узкой светло-желтой полосой. Полосатый гремучник распространен на востоке США, к северу до Вермонта и к югу до побережья Мексиканского залива. На полуостров Флорида он не заходит, а на запад проникает до Техаса и Оклахомы. Типичные местообитания — скалистые и щебнистые низкогорья с разреженным кустарником или отдельными деревьями, иногда болотистые низины или долины рек, опушки леса или возделанные земли.
         В пище полосатого гремучника преобладают различные грызуны, но обычны также птицы и земноводные, иногда поедаются птичьи яйца. Весной, после выхода из зимовочных убежищ, происходит спаривание, а в сентябре самки приносят по 5—17 детенышей.
         У полосатого гремучника можно взять около 130 мг (в сухом весе) яда. Укус этой змеи вызывает тяжелое отравление и иногда может привести к смерти.
         На юго-востоке США распространен ромбический гремучник (Crotalus adamanteus) — самая крупная из гремучих змей. Длина его обычно составляет 1,8 м, но известны экземпляры длиной 2,4 м. Вдоль спины расположена цепочка темно-бурых ромбов, обведенных светло-желтой каймой.
         Ромбический гремучник обитает по всей Флориде и вдоль побережья проникает на север до мыса Гаттерас, а на запад — до Нового Орлеана. Он встречается в различных местах — в лесах, кустарниковых зарослях, на вырубках, по берегам водоемов. Пищей ему служат грызуны, птицы и их яйца. В качестве убежищ и мест зимовки гремучник часто использует норы черепах-гоферов. В августе — сентябре самки рождают по 10—20 детенышей длиной около 35 см.
         Среди гремучих змей этот вид имеет самую высокую «удойность». В змеепитомнике г. Сан-Диего от молодой змеи получали в среднем по 660 мг (в сухом весе) яда.
         Техасский гремучник (Crotalus atrox) достигает почти такой же длины, как и ромбический. Средний размер взрослой особи — 1,7 м, а отдельные экземпляры бывают более 2 м. На серовато-буром фоне туловища нерезко выделяется цепь округло-ромбических пятен, разделенных беловатыми полосками. Хвост светлый с черными поперечными полосами.
         Техасский гремучник обитает на юго-западе США и в северной Мексике, от штата Арканзас до бассейна реки Колорадо. В сухих, покрытых редким кустарником каменистых местах он охотится за грызунами и птицами. Молодые особи поедают ящериц. Осенью самки рождают по 4—12, изредка до 20 детенышей. Укус техасского гремучника имеет серьезные последствия, и нередки смертельные исходы. По числу смертельных укусов этот вид занимает первое место в США.
         В змеепитомнике в г. Сан-Диего техасский гремучник давал в среднем по 280 мг яда (в сухом весе) при первом взятии. Максимальное количество яда, полученное от одной особи, — 1140 мг.
         От Оклахомы и Канзаса до побережья Тихого океана распространен зеленый гремучник (Crotalus viridis). На севере он заходит в Канаду, а на юге — в Мексику. Известно 9 подвидов. Типичная окраска — зеленовато-серого цвета с темными округлопоперечными пятнами вдоль спины. Длина змеи — около 1 м.
         В разных частях ареала зеленый гремучник обитает в различных местообитаниях, но в общем для него характерны сухие пустынно-степные участки со скалистым или щебнистым грунтом и разреженной растительностью. Он охотится на мелких грызунов (земляных белок, луговых собачек, молодых кроликов и т. п.), а также на птиц, лягушек, ящериц и насекомых. Глубокие расщелины в скалах и норы луговых собачек он использует как убежища и места зимовки.
         При укусе зеленого гремучника возникает весьма тяжелое отравление. Этот вид стоит на втором месте после техасского гремучника по числу укусов со смертельным исходом на территории США.
         Рогатый гремучник (Crotalus cerastes) отличается от своих сородичей наличием пары коротких рожков над глазами. Эти рожки образованы торчащими вертикально надглазничными чешуйками. Рогатый гремучник — одна из самых мелких змей этого рода; длина взрослых особей достигает лишь 60 см. Окраска его туловища буровато-песочная, с цепочкой чередующихся темных и белых пятен вдоль хребта. На боках разбросаны более мелкие темные пятнышки. Общий фон расцветки рогатого гремучника прекрасно гармонирует с серовато-желтым песчаным субстратом. Эта змея населяет сухие и жаркие пустыни Северо-Западной Мексики, Западной Аризоны, Восточной Калифорнии и Южной Невады. Она ведет ночной образ жизни и питается мелкими грызунами и ящерицами.
         Примечателен способ движения по сыпучему субстрату «боковым ходом». Механика этого хода описана выше — у хвостатой гадюки. Движение «боковым ходом» характерно и для других змей, обитающих в песках, — песчаной эфы, гадюки Авиценны, рогатой гадюки. Любопытно, что один вид змей на американском материке независимо «нашел» тот самый рациональный метод движения по сыпучему песку, которым овладело несколько видов гадюк Африки и Азии. Это один из ярких примеров экологической конвергенции — независимого возникновения признаков в сходных условиях обитания. Помимо «бокового хода», у рогатого гремучника и африканской рогатой гадюки конвергентными являются также окраска тела и рожки над глазами.
         В апреле — мае рогатые гремучники спариваются, а в сентябре — ноябре самки приносят по 5—16 детенышей длиной 18—20 см. Иногда наблюдается также осеннее спаривание.
         Каскавела, или страшный гремучник, (Crotalus durissus), длиной в среднем 1,6 м имеет яркую и красивую окраску. На красновато-буром фоне туловища четко выделяются светло-желтые зигзагообразные линии, идущие по бокам и соприкасающиеся углами на хребте. На боках шеи — продольные светлые линии, на голове обычно красивый рисунок из широких темных и узких светлых полос.
         Каскавела образует 6 подвидов, из которых 5 обитают в Центральной Америке, а один, самый известный (Crotalus durissus terrificus), широко распространен по Южной Америке, к югу до Аргентины и Уругвая, а к западу до предгорий Кордильер. Только экваториальные леса бассейна Амазонки не заселены каскавелой. Она живет в сухих степях, в редколесьях, саваннах и даже в пустынных местностях. Пищу ее составляют почти исключительно грызуны, за которыми она охотится в сумерках и по ночам. Самки рождают по 10—19 детенышей длиной 30—35 см.
         Численность каскавелы в подходящих местообитаниях весьма высока. В Бразилии она занимает второе место среди ядовитых змей после жарараки. В Бутантан доставляется ежегодно более 4 тысяч каскавел, и число их год от года пока не уменьшается. Ввиду высокой численности каскавела вносит солидную лепту в статистику змеиных укусов. При этом яд каскавелы обладает очень широким спектром действия: в нем есть и гемотоксины, и нейротоксины, отравление сопровождается не только местными явлениями, но и параличом нервных узлов, в частности дыхательного центра. Смертность от укусов каскавелы очень высока и, по некоторым данным, достигает 70% (если не приняты меры помощи). Ввиду сложного действия яда каскавелы против ее укусов приходится изготовлять специфическую сыворотку. В Бутантане для этого берут яд у тысяч ежегодно поступающих змей. Каждая змея дает при первом взятии 26—45 мг яда (в сухом весе), максимально — до 185 мг.