Latimeria chalumnae Smith, 1939
         Латимерия, целакант
(Rus),  
         Coelacanth
(Eng)  
Синонимы:
Latimeria chalumnae Smith, 1939
Malania anjouanae Smith, 1953

Рыбы открытого океана.   Н.В.Парин 1998 г.

         Перейдем теперь к костным рыбам. Совершенно особое место среди них занимает латимерия, или целакант (Latimeria chalumnae), — единственный современный представитель большой группы кистеперых рыб, когда-то — с нижнего девона (400 млн лет назад) до верхнего мела (65 млн лет назад) — процветавших в морских и пресных водоемах Земли, а затем полностью исчезнувших из палеонтологической летописи и считавшихся давным-давно вымершими. Именно поэтому поимка живого целаканта у берегов Южной Африки в 1938 г. стала одной из крупнейших биологических сенсаций нынешнего столетия, впрочем, эта история слишком хорошо известна, чтобы еще раз пересказывать ее здесь (с ней можно ознакомиться, прочитав книгу проф. Дж. Смита «Старипа — четвероног»).
         Сейчас считается установленным, что латимерии, как это ни удивительно, нормально обитают только в одном и к тому же очень ограниченном участке Мирового океана — у бесшельфовых вулканических островов Гранд-Комор и Анжуан (из группы Коморских островов), расположенных в северной части Мозамбикского пролива, а первая из пойманных рыб лишь случайно заплыла так далеко на юг. К настоящему времени в руки ученых попало уже около сотни латимерии, и все они были пойманы коморскими рыбаками на традиционные примитивные удочки, предназначенные в основном для лова руветты (жир этой рыбы используется ими для изготовления противомалярийной мази для растирания). Промысел ведут ночью с небольших лодок (типа каноэ с аутриггером), не удаляющихся от берега больше чем на километр. Этого достаточно, чтобы занять место над свалом глубин и опустить крючок, наживленный куском прометеевой рыбы, в придонный слой. Именно там, среди скал на глубине от 70 до 600 м, ловятся целаканты (местные жители называют их «гомбесса джомоле»), но чаще всего они берут приманку на глубине 150—300 м. Есть предположение, что Дневные убежища латимерии приурочены к подводным пещерам, в которые по трещинам просачивается пресная вода с гор. Пищу целакантов составляют рыбы (бентопелагические светящиеся анчоусы, полимиксии и др.) и каракатицы. Обычно добывают крупных латимерии длиной 90—200 см и массой 10—95 кг (предполагается, что их максимальный возраст составляет около 10 лет), однако один раз была добыта и совсем небольшая, по-видимому, годовалая рыба, имевшая всего 42 см в длину при массе 800 г, размножение происходит путем яйцеживорождения (как у многих акул) — в яичнике одной самки были обнаружены 5 почти готовых к рождению эмбрионов длиной 30-33 см с еще не втянувшимися желточными мешками диаметром 8—13 см.
         Только в мезобентали сохранился до нашего времени и единственный представитель кистеперых рыб — латимерия. В глубине души я всегда надеялся увидеть латимерию живьем, но мне так и не довелось, к превеликому сожалению, присутствовать при ее поимке. Ближе всего к живому целаканту я был, пожалуй, в апреле 1983 г., когда судно «Рифт» проводило траления на глубине 400-500 м у северо-западного побережья Мадагаскара, всего в какой-нибудь сотне миль от Коморских островов. Увы, безрезультатно... Правда, с фиксированным экземпляром мне познакомиться все-таки довелось. Дело в том, что еще в 1972 г. наш институт приобрел по специальному указанию директора — члена-корреспондента Академии наук А. С. Монина, одну латимерию для предполагавшейся выставочной коллекции. Покупка была оплачена через Париж (острова еще были колонией Франции), но для получения экспоната «Дмитрий Менделеев», работавший тогда в Индийском океане, был послан прямо на остров Гранд-Комор. Вот как описывает этот эпизод участник экспедиции и мой хороший друг Виктор Нейман: «Разрешения от местных властей на посещение Коморских островов мы в тот раз не получили и должны были принять рыбу на борт на внешнем рейде... После довольно долгого томительного ожидания к судну подошел, наконец, старенький катер, на палубе которого в открытом жестяном ящике находилась с нетерпением ожидавшаяся всеми диковина. Вид ее нас, однако, разочаровал до крайности - грязно-рыжая рыбина, по-видимому, давным-давно ждавшая нас в растворе формалина, отнюдь не блистала красотой». Действительно, целакант прибыл в Москву в ужасном состоянии — его полутораметровое тело было почти полностью покрыто плотной, как панцирь, коркой красноватой ржавчины, удалить которую механическим путем, не повредив при этом внешних покровов, было невозможно. Очистку латимерии по предложению сотрудника нашей лаборатории Дмитрия Астахова, по праву заслужившею звание «лучшего химика среди ихтиологов», вели с применением растворителя окиси железа — так называемого трилона Б. С результатами этой «реставрационной деятельности» можно ознакомиться в фойе Института океанологии им. П. П. Ширшова (Москва, ул. Красикова, 23), где обновленный целакант в гордом одиночестве выставлен для обозрения в большом плексигласовом сосуде, доверху заполненном фиксатором. Жаль только, что рыба навсегда утратила свою сиренево-синюю окраску и стала теперь тускло-серой, но такова уж судьба всех музейных экспонатов.

Редкие и исчезающие животные. Рыбы Под редакцией академика В.Е.Соколова 1994 г.

         Латимерия, целакант Latimeria chalumnae Smith, 1939
         Почти исчезнувший реликтовый вид, включенный МСОП в список особо охраняемых животных.
         Единственный ныне живущий представитель кистеперых рыб, которые вымерли около 70 млн. лет назад, в меловое время. Впервые обнаружен в конце 1938 г. в Индийском океане, в водах Южной Африки, вблизи устья р. Халумны. Поимка этой древней рыбы явилась крупнейшим зоологическим открытием XX в., честь которого и первое описание принадлежит профессору Греймстаунского колледжа Дж. Смиту. Он назвал этот вид в честь мисс Куртенэ-Латимер, сотрудницы одного из музеев Южной Африки, в чьи руки попал выловленный экземпляр и которая передала его Смиту для изучения. В 1952 г. был пойман второй экземпляр и открыто постоянное местообитание целаканта. Это острова Гранд-Комор и Анжуан в Коморском архипелаге, располагающемся в северной части Мозамбикского пролива, между Мадагаскаром и Африкой (карта 4). В настоящее время создан Международный Совет по охране целаканта.

         К настоящему времени поймано свыше 100 экземпляров целаканта, которые подробно изучались в ряде научно-исследовательских центров различных стран. Самый крупный из них имел длину 183 см и массу 95 кг. Возраст его оказался 22 года. Самый маленький целакант был длиной 42,5 см и массой 800 г (годовик). Нашей страной куплен и хранится в институте океанологии Российской Академии наук (РАН) 68-й экземпляр длиной 164 см и массой 65 кг, выловленный в 1971 г.
         Латимерия сохранила почти в неизменённом виде все признаки этой древней группы. Ее толстое, массивное туловище покрыто крупной, мощной чешуей, имеющей благодаря множеству бугорков грубую шероховатую поверхность. Хвостовой плавник, как и у ископаемых целакантов, трехлопастный, с хорошо выраженной срединной лопастью. Парные плавники, а также второй спинной и анальный имеют мясистые основания. Внутренний скелет парных плавников — это типичный бисериальный архиптеригий. Череп латимерии подразделен на две части: рыльную и мозговую, подвижно между собою соединенные. На нижней стороне головы хорошо заметны две крупные горловые (или гулярные) пластинки (признак, свойственный многим древним таксонам у рыб). Ось скелета образована толстым упругим стержнем — нотохордом, укрепленным хрящевыми или костными дугами. Настоящих позвонков нет. Мощные челюсти латимерии вооружены крупными острыми зубами. В кишечнике сильно развит спиральный клапан. Как выяснилось недавно, у латимерии нет клоаки, а мочеполовое и анальное отверстия обособлены друг от друга. В рыльной части головы располагается своеобразный ростральный орган, заполненный студнеобразным веществом и являющийся, по-видимому, органом электрорецепции. Он открывается наружу 6 отверстиями. Эти же функции несет и срединная лопасть хвоста. Сердце устроено чрезвычайно примитивно и имеет вид простой изогнутой трубки; оно снабжено артериальным конусом.
         У латимерии в отличие от многих других представителей кистеперых отсутствует легочное дыхание, поэтому ее плавательный пузырь представляет небольшую трубку длиной 5—8 см, окруженную толстым слоем жира. Нет у нее и внутренних ноздрей, или хоан, которые были столь характерны для многих ископаемых групп кистеперых рыб. Глаза латимерии приспособлены к зрению в темноте: в сетчатке много палочковидных клеток и совсем мало колбочек. Цвет вытащенного на берег целаканта темно-бурый со слабым голубоватым оттенком, при подводных наблюдениях — ярко-синий. На теле множество крупных белых пятен.
         Наибольшее число поимок латимерии приходится на западное побережье о. Гранд-Комор, имеющее очень крутые склоны литорали, почти отвесно опускающиеся в океан. Латимерия держится здесь в расщелинах излившейся лавы из расположенного на этом острове действующего вулкана. Восточный берег о. Гранд-Комора пологий, и здесь пойман всего один экземпляр. У о. Анжуан выловлено значительно меньшее число рыб. Латимерия ловится местными жителями с долбленых лодок-пирог на удочку с очень длинной леской, наживляемую мелкой рыбой. Ловля производится на расстоянии до 1000 м от берега, обычно в ночные часы. Глубина в местах лова от 100 до 400 м. Ежегодно добывается от 2 до 12 рыб, в среднем 3—4 экз. Чаще всего латимерия попадается в первые 2—3 мес. года (январь—март), когда в этом районе наступает время проливных дождей, циклонов и удушающей жары. Средние размеры выловленных самок больше, чем самцов (соответственно 150 и 130 см); все наиболее крупные экземпляры были самками.
         Латимерия — яйце живородяща я рыба. Созревает она примерно к 20—22 годам жизни. У самки длиной 163 см, пойманной у о. Анжуан в 1972 г., было обнаружено 19 яиц размером и цветом, как у апельсина (каждое около 9 см в диаметре и массой 325 г). У другой вскрытой самки целаканта длиной 160 см, хранящейся в Американском музее естественной истории, в яйцеводе лежало пять полностью сформированных детенышей длиной около 32 см и массой 550 г. Не исключено, что латимерии свойственно явление оофагии, когда более крупные и сильные зародыши в теле матери пожирают более слабых. Период беременности занимает, по- видимому, более года (около 13 мес.). В репродуктивном состоянии, со зрелыми яйцами самки ловятся в феврале—марте. У латимерии внутреннее оплодотворение, но самцы специального копулятивного органа не имеют, зато вагина самок может выдвигаться и содержит эрективную ткань (т. е. при оплодотворении, очевидно, эректируюшая вагина внедряется в половые пути самца).
         В 1986—1987 гг. и 1990 г. совместной немецко-канадско-южноафриканской экспедиции под руководством Ганса Фрике с использованием совершенных подводных аппаратов удалось провести очень интересные наблюдения за поведением целаканта в естественных местах его обитания. У Гранд-Комора было заснято на пленку более четырех десятков экземпляров. Погружения проводились на глубину 100— 200 м. В одной из подводных пещер удалось увидеть сразу 10 рыб. Целакант двигается очень медленно, как бы не ощущая силы тяжести. Локомоция осуществляется при помощи второго спинного и анального плавников; хвост при этом остается неподвижным. Он используется только при быстрых бросках (испуг). Очень часто рыба зависает неподвижно над расщелиной в лаве головой вниз, как бы подстерегая добычу, а иногда и брюхом вверх. У вытащенного на поверхность целаканта наступает стресс, и все попытки снова опустить рыбу на глубину оканчиваются гибелью животного. Температура воды в местах его обитания не поднимается выше 20°С; оптимальной, по-видимому, является температура 13—14 °С. Совершает он и вертикальные перемещения, ночью поднимаясь на меньшую глубину.
         Врагов у целаканта, кроме человека, практически нет. В качестве потенциальных врагов могут рассматриваться некоторые крупные акулы, но они обычно не опускаются на большую глубину, где живет целакант.
         Численность этого редчайшего вида, по самым приблизительным подсчетам, оценивается всего в 200 экземпляров. Несмотря на это, на Коморских островах действует подпольный черный рынок по добыче и продаже латимерии, с которым трудно бороться. Цена выловленного экземпляра достигает 2 тыс. долларов, в то время как ежегодный доход рыбака на Коморах составляет всего 60 долларов.
         В настоящее время в местах обитания целаканта создан национальный парк по охране этого уникального животного. Добыча целакантов будет строго контролироваться и ни один экземпляр не может быть выловлен без специального разрешения недавно созданного Международного Совета по его охране, включающего крупнейших специалистов-ихтиологов из ряда стран.

Иллюстрированная энциклопедия рыб.  Ст.Франк 1983 г.

         До настоящего времени дожил представитель рода Latimeria из отряда Coelacanthiformes. Латимерия впервые была поймана в 1938 году у берегов Юго-Восточной Африки на глубине 80 м. Это стало подлинной сенсацией, так как подобные рыбы до того времени были известны лишь по палеонтологическим открытиям. Затем, спустя 14 лет, в 1952 году, около острова Анжуан (Коморские острова) была поймана вторая особь. Теперь уже в коллекциях музеев имеется несколько десятков этих древних рыб, что позволило французским и английским ихтиологам обстоятельно изучить строение этих «живых ископаемых».

Жизнь животных. Том 4. Рыбы Под редакцией профессора Т.С.Расса 1971 г.

         Не было никаких сомнений в том, что она вымерла за десятки миллионов лет до нашей эпохи. И вдруг совершенно неожиданно попавшаяся в декабре 1938 г. в улове южноафриканского траулера перед устьем речки Халумны необыкновенная крупная рыба оказалась кистеперой целакантовой рыбой. Хотя не удалось сохранить внутренние части пойманной рыбы, крупный ихтиолог из Грээмстауна, профессор Дж. Л. Б. Смит сумел сразу же распознать ее принадлежность к древним целакантовым рыбам. Он назвал ее латимерией (Latimeria chalumnae) в честь хранителя музея мисс Куртенэ-Латимер, взявшей с траулера эту рыбу и передавшей ее Смиту для изучения.
         Находка живой целакантовой рыбы явилась сенсацией, одним из самых замечательных биологических открытий первой половины нашего века. Поимка этой рыбы побудила профессора Смита к дальнейшим поискам, проводившимся с необыкновенной энергией и упорством. Спустя 14 лет они завершились успехом: был добыт второй экземпляр и открыто постоянное место обитания целакантовых рыб в водах Коморских островов, находящихся в северной части Мозамбикского пролива, между Мадагаскаром и Африкой. Первый экземпляр был «бродягой», случайно зашедшим к берегам Южной Африки. Целакантовые рыбы живут только у островов Анжуан и Большой Комор, где они время от времени попадаются местным рыбакам. Целакантовые рыбы были объявлены достоянием государства, были выпущены почтовые марки Коморских островов с изображением целакантовых рыб. Их изучение, превосходно начатое профессором Смитом, продолжили французские ученые из Мадагаскарского научного института.
         Оказалось, что все целакантовые рыбы относятся к тому же виду Latimeria chalumnae, что и первый пойманный экземпляр. Таким образом, только один вид семейства латимериевых (Latimeriidae) целакантообразных (Coelacanthiiormes) у Коморских островов — это все, что осталось до нашего времени от некогда широко распространенной и богатой видами группы кистеперых рыб.
         Латимерии, по-видимому, немногочисленны. Несмотря на все старания, приложенные для их поимки, у Коморских островов было добыто (до 1968 г.), по-видимому, всего около 20 экземпляров, в том числе 16 самцов и 2 самки. Длина рыб составляла от 109 до 180 см, вес от 19,5 до 95 кг. Все рыбы были пойманы в период с сентября по апрель, в темное время суток. Местные рыбаки ловили их с помощью уды, наживленной куском рыбы или кальмаром, с глубины от 150 до 400 м (предельная длина уды!). Лучшая наживка — полуглубоководная «руди» (Promethichthys prometheus) из семейства гемпиловых рыб. Попытки поймать латимерию тралом или ловушками не увенчались успехом, возможно, вследствие сложного рельефа мест ее обитания.
         Взрослые латимерии, или целаканты, имели длину от 128 см и вес от 30 кг. Окраска живой рыбы темная, серо-синяя с неправильной формы светлыми пятнами на боках. Тело толстое, с мощным сжатым с боков хвостом, заканчивающимся совершенно своеобразным типично целакантовым трехраздельным хвостовым плавником с выступающей маленькой конечной лопастью. Тело покрыто крупной своеобразной чешуей («космоидного» типа), состоящей из четырех слоев: поверхностного эмалеподобного, с зубчиками и порами, ведущими в полости второго — губчато-костного слоя, подстилающего второй третьего — костно-губчатого слоя и, наконец, четвертого, нижнего слоя — из плотных костных пластинок.
         Основания непарных и парных плавников имеют вид мясистых, покрытых чешуей лопастей, только передний спинной плавник не имеет такой лопасти.
         Между основаниями брюшных плавников открывается клоакальное отверстие. Замечательны некоторые черты внутреннего строения латимерии. Основой осевого скелета является упругая хорда в виде полого толстостенного замкнутого цилиндра из плотной эластичной волокнистой ткани, наполненного жидкостью. Череп латимерии, как и у ископаемых целакантов, подразделен особым суставом на две части — рыльную, впереди переднего конца хорды, и собственно черепную, или мозговую, расположенную над хордой. В этой последней помещается головной мозг латимерии. Он очень мал, меньшего диаметра, чем хорда, и занимает менее 1/100 объема черепной полости, заполненной жиром. Он напоминает по строению мозг двоякодышащих рыб, существенно отличаясь от мозга лучеперых рыб. Плавательный пузырь, крупный у некоторых ископаемых цел акантов, у латимерии сократился до небольшой трубки 5—8 см длины, продолжающейся до конца брюшной полости в виде тяжа, окруженного толстым слоем жира, как это бывает у многих глубоководных рыб. Подобно легким двоякодышащих рыб и наземных животных, он отходит у латимерии с брюшной стороны кишечника, и его считают дегенерировавшим легким. Строение глаз латимерии свидетельствует о приспособлении к жизни в темноте: глаза светящиеся и сетчатка содержит много палочковидных клеток и ничтожное количество колбочек. Сердце у латимерии устроено очень примитивно — в виде изогнутой трубки, не преобразованной в мускулистый компактный насос современных рыб. Оно снабжено артериальным конусом, являющимся древней чертой строения. В кишечнике сильно развит спиральный клапан — очень древнее приспособление для замедления прохождения пищи. В яичнике у одной из самок латимерии была обнаружена гроздь яиц разной величины; три довольно крупных яйца имели диаметр 22 мм.
         Биология латимерии изучена недостаточно. Латимерия — придонная полуглубоководная, батиальная, рыба, держащаяся, по-видимому, среди подводных скал базальтового цоколя Коморских островов. В желудках пойманных экземпляров были обнаружены остатки глубоководных рыб, держащихся обычно на глубине от 500 до 1000 м. Она ведет, вероятно, малоподвижный образ жизни, используя свой мощный хвост для неожиданных бросков, позволяющих настигать приблизившуюся добычу. Необыкновенная подвижность парных плавников позволяет ей, вероятно, проползать через расселины скал. Она не выносит яркого света и высокой температуры верхнего слоя воды. Пойманный вечером 12 ноября 1954 г. у острова Анжуан и помещенный в наполненную водой лодку восьмой экземпляр был в прекрасном состоянии до восхода солнца и потепления воды, когда рыба стала проявлять беспокойство, старалась укрыться от света и, наконец, погибла спустя 3,5 часа после полудня.
         По-видимому, единственный сохранившийся до наших дней вид целакантовых рыб — латимерия — сильно отличается по образу жизни от ископаемых предшественников, населявших пресные воды и мелководья у морских берегов.

Обитатели бездны.  Уильям Кроми 1971 г.

         В какой-то момент, около 70 миллионов лет назад, кистеперые внезапно исчезли, судя по ископаемым их останкам; в породах более позднего происхождения их нет и следа. Ученые, естественно, пришли к выводу, что к той поре кистеперые вымерли.
         Однако в рождество 1938 года рыбаки, занимавшиеся промыслом в Индийском океане, у берегов Южной Африки, обнаружили среди рыб, поднятых тралом с глубины 69 метров, очень странное существо. Размером и весом оно было с невысокого человека — длина составляла 1,5—1,8 метра, а вес 57 килограммов. Великолепного синеватого металлического оттенка рыба была покрыта крупной, толстой чешуей и имела мощные весло-образные плавники. Когда капитан наклонился, чтобы получше разглядеть это существо, оно разинуло пасть, полную острых зубов, и впилось ему в руку.
         Никто из находившихся на судне не видел подобного животного. Когда судно ошвартовалось в одном из доков Ист-Лондона, это существо отнесли в местный музей. Мисс Кортни Лэтимер, хранитель музея, тотчас поняла, что перед ней ценная находка, и, сделав с нее зарисовку, отправила рисунок известному ихтиологу профессору Дж. Л. Б. Смиту. Он с трудом верил своим глазам: для него животное, изображенное на рисунке, существовало лишь в виде музейных моделей да в учебниках.
         Хотя к тому времени, когда Смит своими глазами увидел это диковинное существо, от животного остались лишь кожа да часть черепа, он тотчас понял, что это самая важная из всех находок, какие удавалось сделать в море ученым. Он определил, что это один из экземпляров кистеперой рыбы, которая в течение миллионов лет скрывалась в глубинах моря, в сотнях метров от поверхности. То был целакант, морской сородич пресноводных кистеперых, которые выбрались 350 миллионов лет назад на сушу и положили начало сухопутной линии позвоночных. Смит назвал это существо латимерией в честь хранительницы музея.
         14 лет спустя, в 1952 году, из глубин моря между Африкой и Мадагаскаром был извлечен еще один целакант. Позднее в этом же районе (Возле Коморских островов, на глубине 150—300 метров.) было поймано более дюжины таких живых ископаемых. Так была дописана одна из самых волнующих страниц истории науки. В пучине вод у побережья Восточной Африки люди обнаружили живого представителя ветви, давно считавшейся вымершей, — ветви, к которой относятся их прямые предки и которая соединяет между собой позвоночных обитателей суши и моря.