Pteroplatytrygon violacea (Bonaparte, 1832)
         Пелагический хвостокол, Синий хвостокол, Фиолетовый хвостокол, Пелагический птероплатитригон, Синий птероплатитригон, Фиолетовый птероплатитригон
(Rus),  
         Pelagic stingray, Blue stingray, Violet stingray, Guilers stingray
(Eng)  
Синонимы:
Dasyatis atratus Ishiyama & Okada, 1955
Dasyatis guileri Last, 1979
Dasyatis violacea (Bonaparte, 1832)         Пелагический хвостокол (Rus),
Trygon purpurea Müller & Henle, 1841
Trygon violacea Bonaparte, 1832

Информация из Интернета  

         Впервые синий хвостокол был научно описан как Trygon violacea в 1832 году на основании двух особей, пойманных в Средиземном море и назначенных синтипами, французским натуралистом Шарлем Бонапартом (Шарль Люсьен Жюль Лоран Бонапарт или Карло Лучано Джулио Лоренцо Бонапарте — фр. Charles Lucien Jules Laurent Bonaparte или итал. Carlo Luciano Giulio Lorenzo Bonaparte, 1803 — 1857, французский орнитолог, племянник императора Наполеона, посещал различные итальянские университеты, затем отправился в США, где посвятил себя изучению природы, издал фундаментальное сочинение «Американская орнитология» (3 тома, Филадельфия, 1825), составившее ему репутацию в научном мире, по возвращении из Америки поселился в Риме, где издал труд «Иконография итальянской фауны» (Позвоночные, 3 т., Рим, 1833—41, большой фолиант) и ещё несколько научных трудов, автор описаний 21 нового вида рыб, в его честь назван 1 вид рыб). [Bonaparte, C.L. (1832) Iconografia della fauna italica per le quattro classi degli animali vertebrati. Tomo III. Pesci. Roma: Fasc. 1, puntata 1—6, 2 pls.]   Позднее род Trygon был признан синонимом рода Dasyatis.
         В 1910 году американский ихтиолог Генри Фаулер (Генри Уид Фаулер — Henry Weed Fowler, 1878 — 1965, американский зоолог, учился в Стэнфордском университете под руководством Дэвида Старра Джордана, с 1903 по 1922 годы работал ассистентом в Академии естественных наук в Филадельфии, с 1922 по 1934 год курировал секцию позвоночных животных, с 1934 по 1940 год — отделения рыб и рептилий, а с 1940 по 1965 год — отделение рыб, в 1927 году был одним из основателей Американского общества ихтиологов и герпетологов, автор и соавтор описаний более 600 таксонов рыб, в его честь названо 18 видов рыб) отнёс синего хвостокола к новому подроду Pteroplatytrygon. Более поздние авторы выделили Pteroplatytrygon в самостоятельный род, хотя некоторые систематики до сих пор ставят под сомнение достаточность оснований для такого отделения от рода Dasyatis.
         Название рода Pteroplatytrygon происходит от греческих слов πτερον (pteron) — «крыло» и πλατυς (platys) — «широкий», относится к широким плавникам и широкому диску скатов и от древнегреческого слова τριγωνον (trigonon) — «треугольник», относится к треугольной форме некоторых скатов, образованной острыми формами головы и левого и правого грудных плавников и /или к рылу, заострённому в виде треугольника. Видовой эпитет violacea происходит от латинского слова violaceus — «фиолетовый» и относится к окраске дорсальной поверхности диска скатов.
         Филогенетический анализ Лизы Розенбергер на основании морфологии, проведённый в 2001 году, показал, что синие хвостоколы являются одними из самых базальных членов семейства хвостоколовых и близкородственны кладе, в которую входят скаты родов Pastinachus, Dasyatis и индо-тихоокеанские гимантуры. [Rosenberger, L.J. Phylogenetic Relationships within the Stingray Genus Dasyatis (Chondrichthyes: Dasyatidae) // Copeia. — American Society of Ichthyologists and Herpetologists, 2001. — № 3. — P. 615—627.]
         Синие хвостоколы широко распространены от тропических до тёплых умеренных вод пелагиали между 52 ° с. ш. и 50 ° ю. ш. (180 ° з. д. — 180 ° в. д.). В западной Атлантике они встречаются от Большой Ньюфаундлендской Банки до Северной Каролины, северной части Мексиканского залива, Малых Антильских Островов, побережья Бразилии и Уругвая. В восточной части Атлантического океана скаты этого вида обитают от Северного моря до Мадейры, включая воды Средиземного моря, а также вокруг Кабо-Верде, в Гвинейском заливе и у берегов ЮАР. В Тихом океане синие хвостоколы попадаются от Японии до Австралии и Новой Зеландии на западе, Британской Колумбии и Чили на востоке и вокруг многих островов центральной части, включая Гавайи, Галапагосские острова и остров Пасхи. На большей акватории Индийского океана эти скаты отсутствуют, хотя известно, что они обычны в юго-западной части Индийского океана и в водах, омывающих Индонезию.
         Синие хвостоколы, в отличие от прочих хвостоколовых, которые держатся у дна, обитают в открытом море, в основном они встречаются от поверхности до 100-метровых глубин. Над изгибом Идзу-Бонин-Мариана (Izu–Bonin–Mariana) они попадаются на глубине 330—381 м, это указывает, что они хотя бы изредка приближаются ко дну. Скаты этого вида предпочитают температуру воды выше 19 °С, а когда температура падает ниже 15 °С, погибают.
         Синие хвостоколы совершают сезонные миграции, следуя за тёплыми массами воды. В северо-западной Атлантике с декабря по апрель они встречаются вблизи Гольфстрима, а с июля по сентябрь перемещаются севернее от течения к континентальному шельфу. Вероятно, в Средиземном море происходят подобные миграции, хотя детали неизвестны. В Тихом океане эти скаты зимой держатся в открытом море у экватора, а весной уплывают в прибрежные воды, расположенные в более высоких широтах. Известно о существовании двух тихоокеанских популяций этого вида: одна совершает миграции от Центральной Америки до Калифорнии, а другая — от центральной части Тихого океана к Японии и Британской Колумбии. У юго-восточного побережья Бразилии пелагические хвостоколы поздней весной и летом плывут в сторону побережья, следуя восходящим холодным течениям; в некоторые годы их выносит в прибрежные воды на глубину менее 45 м.
         Грудные плавники этих скатов срастаются с головой, образуя ромбовидный очень толстый диск, ширина которого на 1/3 превышает длину, края плавников («крыльев») сходятся почти под прямым углом. Передний край широко закруглён, рыло короткое и притуплённое. Позади крошечных, не выдающихся над диском, как у прочих хвостоколов, глаз расположены овальные брызгальца. На вентральной поверхности диска имеются 5 пар жаберных щелей, рот и ноздри. Между ноздрями пролегает лоскут кожи со слегка бахромчатым нижним краем. Небольшой рот слегка изогнут, по углам имеются глубокие борозды, а в центре верхней челюсти — крошечный выступ, который совпадает с углублением на нижней челюсти. На дне ротовой полости присутствуют от 0 до 15 раздвоенных отростков, выстроенных в ряд. Во рту имеется 25—34 верхних и 25—31 нижних зубных рядов. Зубы оканчиваются остриём, у взрослых самцов они длиннее и острее, чем у взрослых самок. Передние края брюшных плавников образуют почти прямую линию, а задние закруглены.
         Кнутовидный, сильно утончающийся к кончику хвост в 2,1—2,7 раза превышает ширину диска. На дорсальной поверхности хвостового стебля на расстоянии от 1/3 до середины хвоста расположен очень длинный зазубренный шип, соединённый протоком с ядовитой железой. Иногда у скатов бывает 2 шипа. Периодически шип обламывается и на его месте вырастает новый. Позади шипа расположена низкая вентральная кожная складка, которая не доходит до кончика хвоста. Кожа молодых скатов совершенно гладкая. С возрастом в центре диска появляются шипы, а от области между глаз до основания шипа вдоль позвоночника формируется ряд небольших колючек. Окраска дорсальной поверхности диска ровного тёмно-фиолетового или сине-зелёного цвета. При поимке кожа скатов выделяет толстый слой чёрной слизи, обволакивающей тело. В среднем ширина диска составляет 59 см, а общая длина 1,3 м. В ходе экспериментального отлова, проведённого с 1995 по 2000 год, были установлены максимальные зарегистрированные ширина диска и вес. У самцов эти показатели составили 68 см и 12 кг, а у самок 94 см и 49 кг соответственно. Имеются сведения о максимальной ширине диска 96,0 см и общей длине 160,0 см.
         Синие хвостоколы приспособились к жизни в толще водного столба и отличаются от своих донных сородичей. Большинство хвостоколов плавает, совершая волнообразные движения краями диска, тогда как этот вид взмахивает грудными плавниками как крыльями, подобно орляковым скатам. Такие колебательные движения создают подъёмную силу, которая улучшает эффективность плавания в открытом водном пространстве и ухудшает манёвренность. Впрочем, снижение манёвренности может быть компенсировано способностью синих хвостоколов плавать задом наперёд.
         Пелагические хвостоколы ищут добычу с помощью зрения. По сравнению с прочими членами семейства хвостоколовых плотность ампул Лоренцини, расположенных на вентральной поверхности диска, у них составляет не более трети. Кроме того, ампулы покрывают лишь ограниченную площадь, хотя и не такую маленькую, как у орляковых скатов, и равномернее распределены по вентральной и дорсальной поверхностям. Синие хвостоколы способны обнаружить электрическое поле напряжённостью не более 5 нВ/см на расстоянии до 30 см и улавливать слабейшие электрические поля, создаваемые движением морской воды. Их боковая линия, как и у прочих хвостоколов, смещена в основном на вентральную сторону диска. Однако этот вид более чувствителен к зрительным, чем к механическим раздражителям.
         Иногда у синих хвостоколов наблюдается сегрегация по полу — как по вертикали, когда самцы держатся глубже, отдельно от самок, так и по горизонтали. В неволе при совместном содержании с рыбой-луной эти скаты, особенно когда они голодны, могут вести себя агрессивно, кусать и преследовать её. На синих хвостоколов охотятся длиннокрылые и белые акулы, зубатые киты и прочие крупные океанические хищники. Тёмная окраска служит этим скатам хорошей маскировкой в открытом море, где нет укрытий. Сильный яд, содержащийся в шипе синих хвостоколов, отпугивает других рыб. На этих скатах паразитируют моногенеи Entobdella diadema (Neoentobdella diadema); ленточные черви (цестоды) Acanthobothrium benedeni, Acanthobothrium crassicolle, Acanthobothrium filicolle, Acanthobothrium magnum, Acanthobothrium musculosum, Acanthobothrium paulum, Nybelinia lingualis, Progrillotia louiseuzeti, Rhinebothrium baeri, Rhinebothrium palombii, Tetragonocephalum uarnak; и трематоды Botulus microporus.
         Синие скаты — активные хищники, они захватывают добычу грудными плавниками и отправляют её в рот. Это единственный вид хвостоколов, у которого зубы заострены у обоих полов, что позволяет им схватить и удержать скользкую добычу. Их рацион очень разнообразен: ракообразные, включая бокоплавов, криль и личинок крабов, моллюски (такие, как кальмары и осьминоги), костистые рыбы (сельди, скумбрии и единороговые), гребневики, медузы и многощетинковые черви. У берегов Калифорнии пелагические хвостоколы охотятся на кальмаров, которые собираются для спаривания и образуют большие скопления с ноября по апрель. В водах Бразилии эти скаты следуют за группами обыкновенных рыб-сабель, направляющихся к берегу в январе — феврале; оба хищника ищут небольших стайных рыб. Вес пищи, которую молодые синие хвостоколы потребляют в день, составляет 6—7 % их веса, в то время как у взрослых представителей вида этот показатель снижается до 1 %.
         Подобно прочим хвостоколообразным, синий хвостокол относится к яйцеживородящим рыбам. Эмбрионы развиваются в утробе матери, питаясь желтком и гистотрофом. У взрослых самок, которые способны приносить потомство 2 раза в год, имеется 1 функциональный яичник и матка, расположенные слева. В северо-западной Атлантике спаривание происходит с марта по июнь, а в юго-западной — поздней весной. Самки способны сохранять сперму внутри организма более года, определяя наиболее благоприятное время для развития зародышей. Беременность длится 2—4 месяца; за этот короткий срок масса эмбрионов возрастает во сто крат.
         В Тихом океане потомство появляется на свет зимой с ноября по март до начала северной миграции синих хвостоколов. Природные питомники расположены у побережья Центральной Америки. Как и в северо-западной части Атлантического океана, роды здесь происходят зимой, когда самки находятся в южных тёплых водах — возможно, у берегов Вест-Индии. Однако известен случай поимки двух самок, которые были беременны задолго до этого срока и должны были родить в августе или сентябре, перед началом южной миграции. В юго-западной Атлантике роды происходят летом, примерно в январе, в тёплых водах вблизи экватора. В отличие от других мест, в Средиземном море самки приносят потомство летом до начала миграции к югу.
         В помёте 4—13 новорождённых (в среднем 6) с диском шириной 15—25 см. Численность потомства не зависит от размера самки. В неволе при обилии пищи ширина диска синих хвостоколов ежегодно увеличивается на 8,1 см, тогда как в естественных условиях прирост составляет лишь 1,6 см. Наиболее активно скаты питаются и растут в январе — феврале и июле — августе, а меньше всего в марте — апреле и октябре — ноябре. Самцы и самки достигают половой зрелости при ширине диска 37—50 и 39—50 см, что соответствует возрасту 2 и 3 года соответственно. Продолжительность жизни скатов этого вида оценивается в 10—12 лет. Это одни из самых плодовитых хвостоколов, темп прироста численности локальной популяции у них составляет до 31 % в год.
         Синие хвостоколы не агрессивны, они обитают в открытом море, где у человека мало шансов их встретить. Однако обращаться с ними (например, при поимке) из-за наличия у них очень длинного ядовитого шипа следует с соблюдением осторожности. Известно два несчастных случая, связанных с этими скатами, которые для людей закончились летально: одного рыбака при ярусном лове тунцов синий хвостокол проткнул, а другой рыболов скончался через два дня после ранения от столбняка. История содержания скатов данного вида в публичных аквариумах насчитывает почти 100 лет.
         Синие хвостоколы не являются объектом целевого лова. В Индонезии их мясо и хрящи употребляют в пищу, но в остальной части ареала они не используются, и пойманных рыб выбрасывают за борт, как правило, нанося им смертельные повреждения. Пелагические хвостоколы попадаются в качестве прилова при коммерческом промысле с помощью ярусов, жаберных сетей, неводов и донных тралов. Несмотря на это, численность этих скатов в тихоокеанском регионе с 1950-х годов возросла — вероятно, из-за интенсивного промысла акул и тунцов, которые на них охотились. Международный союз охраны природы присвоил этому виду охранный статус «Вызывающий наименьшие опасения».


Рыбы открытого океана.   Н.В.Парин 1998 г.

         Как ни странно, в океанской пелагиали встречаются и представители такой, казалось бы, чисто донной группы щележаберных, как скаты. Среди них в первую очередь следует отметить пелагического хвостокола (Dasyatis violacea), который всесветно распространен в теплых водах на глубине до 240 м (обычен в верхней 100-метровой толще) и достигает 1,6 м в длину (ширина почти треугольного диска 80 см). Это — активный пловец-хищник, питающийся рыбами, креветками, кальмарами, иногда — медузами и размножающийся путем яйцеживорождения.
         Плодовитость эпипелагических рыб, как правило, очень велика. Высокая плодовитость и ускоренное прохождение ранних стадий индивидуального развития направлены у костистых рыб на компенсацию огромной смертности икры и личинок при полном отсутствии родительской заботы о потомстве. В отличие от них все эпипелагические акулы и скаты (имеется в виду пелагический хвостокол — Dasyatis violacea, принадлежащий к числу постоянных обитателей открытого океана) относятся к яйцеживородящим или живородящим видам и приносят немного (от 2 до 100) крупных детенышей, почти не имеющих врагов.
         Современная эпипелагическая ихтиофауна ведет свое происхождение от прибрежных, главным образом неритическо-пелагических, предковых форм, хотя в ее составе имеются также отдельные роды и виды, происходящие из преимущественно донных и придонных групп (например, скат-хвостокол Dasyatis violacea, острохвостый угорь Веnthenchelys cartieri, рыба-клоун Histrio histrio).

Иллюстрированная энциклопедия рыб.  Ст.Франк 1983 г.

         Dasyatis violacea обитает в Средиземном море. Другие виды рода Dasyatis обитают в тропических морях, а некоторые постоянно живут в больших реках Южной Америки и Африки. Острым хвостовым шипом эти скаты могут нанести болезненные ранения.